Монитор UA

Тактическое поражение Киевского патриархата или когда будет томос

Власть / Видео,   1.08.2018

В минувшие выходные в столице Украины прошли крестные ходы канонической Украинской православной церкви и раскольнической УПЦ «Киевского патриархата», посвящённые 1030-летия Крещения Руси. Они стали символическим полем битвы между двумя частями украинского общества, а также между властью и доброй половиной народа.

Кто и за что боролся

Подробно о ходе событий 27-28 августа написано в материале «Крестный ход – второе поражение власти после 9 мая». Сразу бросается в глаза, что вера и религия там были на последнем месте. О поводе для празднования вспоминали только священники по долгу службы – во время литургий и проповедей.

Журналисты, политики, общественники и часть мирян пришли показать свою политическую силу и унизить идеологического противника.

В СМИ и публичных заявлениях, но недвусмысленно подразумевалось, что крестный ход УПЦ 27 августа стал демонстрацией прежней Украины, не русофобской и сохраняющей остатки ещё советского менталитета. А в связях с Россией сторонников канонической церкви обвиняли открыто.

На крестный ход Киевского патриархата 28 июля, напротив, вышли сторонники новой, постмайданной Украины. Главные их идейные установки – русофобия и антисоветизм.

Кто победил

По очкам победа однозначно на стороне канонической церкви и всего того, что она олицетворяет. Как бы власти и промайданные журналисты не пытались манипулировать со статистикой, вменяемым людям очевидно, что на мероприятии УПЦ было в несколько раз больше участников, чем у Киевского патриархата. Не 20 тысяч, как заявили в полиции, и не 250, как утверждали представители церкви. Самое вероятное число – около 150 тысяч.

Массовость хода Киевского патриархата власти наоборот попытались завысить – до 65 тысяч. Реально – не более 30 тысяч.

Это самые большие показатели для обеих сторон в массовых крестных ходах последних трёх лет. Что говорит об обострении идейного и культурного противостояния двух частей украинского общества. При этом надо учитывать, что административный ресурс противодействовал УПЦ и помогал Киевскому патриархату.

Однако, с другой стороны, это же показывает структурную слабость немайданной Украины. Она почти полностью вытеснена с политического поля, поэтому-то и ищет другие возможности массовой демонстрации себя – в религии и культуре (вспомним мероприятия 9 мая).

Возмутители давят массу

Получается удивительная ситуация – есть огромная часть общества, которая не приемлет новый курс, у неё есть лидеры и ресурсы. Ведь кто-то организовал крестный ход с сотнями тысяч участников и оплатил затраты. Но этот мощный потенциал не претворяется в события реальной политики, способные что-то изменить.

Прежняя Украина пассивна, она только защищается. Её лидеры не ставят цель победить. Даже не решаются открыто назвать своего врага и признать, что идёт война на уничтожение культурного кода их народа.

Напротив, «новая Украина» очень активна. Она отстранила соперников от реальной власти и наступает в культурной, идейной и даже экономической сферах. Каждый новый закон направлен на искоренение противника.

Враг чётко определён – это Россия и все носители российской и советской культуры на Украине. Новый народ (в оригинальной терминологии – нация) создаётся по принципам отличия от прежнего. А война создаёт идеальные условия для строительства нации.

Ситуация хорошо знакомая из истории всех революций. Так называемый «малый народ», активная часть общества, захватывает власть и постепенно навязывает свою волю и ценности пассивному большинству. Непримиримых уничтожают или изгоняют. Ни в одной революции надежды на то, что у нарушителей прежнего равновесия не хватит сил перевернуть общество, не оправдались.

Тактическое поражение Киевского париархата

Но коренные преобразования общества не бывают линейными и простыми. Шаг вперёд, два шага назад – обычная история. Сейчас промайданная часть Украины однозначно потерпела тактическое поражение в попытке вырвать УПЦ из российского цивилизационно-культурного пространства, разорвав её связь с РПЦ. Добыча оказалась не по зубам. Пока.

Причём политические интересы нынешнего президента Украины, который и начал затею с автокефалией, здесь глубоко вторичны. В этом случае он просто винтик системы, что бы там не казалось его окружению.

Так что это не означает, что не будет новых попыток подчинить УПЦ. Вопрос глубоко политизирован – вспомним, что над крестным ходом Киевского патриархата несли по большей части не иконы и хоругви, а государственные флаги.

Новые планы автокефалии

По инсайдерской информации, провал автокефалии больше связан с нежеланием значительной части украинской элиты, Вселенского патриархата, а также американских кураторов видеть патриархом украинской поместной церкви Филарета (Денисенко). Сам же престарелый лидер раскольников ни при каких условиях не согласен отказаться от своих претензий на высшую церковную власть на Украине.

Так что вопрос отложен до его естественной кончины либо до низложения на возможном «объединительном соборе» УПЦ КП, УАПЦ и УПЦ. Такие планы есть, и несколько иерархов-отступников из УПЦ готовы сыграть на нём роль массовки. Именно на этом соборе может быть объявлено о создании единой поместной церкви, которой Варфоломей и даст томос на автокефалию.

Не исключён промежуточный вариант, когда объединённую церковь сначала объявят экзархатом Вселенского патриархата, уведя из-под юрисдикции РПЦ – ведь это главное. А вопрос с автокефалией неспешно решат потом.

В любом случае, Вселенский патриархат и иностранные кураторы желают видеть главой новой украинской церкви иностранца (украинца из подчинённых Константинополю УПЦ в Канаде или США). Они справедливо полагают, что в ином случае в новой церкви неизбежна внутренняя свара, которая сведёт на нет все достижения, как уже не раз было в украинской политике. А новой церкви понадобится единство, чтобы подчинить себе паству и священство УПЦ.

Эти планы не обязательно осуществятся. Но в условиях пассивности УПЦ и поддерживающих её политиков и масс, их противники смогут безнаказанно пробовать снова и снова.