Сербия больше не символ сопротивления Западу

За рубежом / Общество / Точка зрения,   24.05.2019,   1 164 просмотров

Несмотря ни на что, многие Сербы остаются сторонниками связей с Россией

О Дне славянской письменности и культуры, славянском единстве и безразличии россиян к сербам

24 мая в России и в ряде стран отмечается День славянской письменности и культуры, приуроченный ко дню памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, учителей словенских. Этот праздник признан государственным во многих славянских государствах, в том числе в России и Сербии.

О значении этого праздника для достижения славянского единства и о нынешнем состоянии российско-сербских отношений размышляют сотрудники «Русской народной линии» заместитель главного редактора Александр Тимофеев и помощник главного редактора РНЛ Павел Тихомиров.

Александр Тимофеев: Павел, как бы ты оценил объединительный потенциал Дня славянской письменности и культуры. Ограничивается ли этот потенциал религиозной и культурной сферами либо он имеется и в области политической и даже экономической?

Павел Тихомиров: Я крайне скептически отношусь к возможности формирования некоего объединения на базе славянства.

Во-первых, в РФ из каждого утюга вещают про то, что страна у нас многонациональная, многоконфессиональная и т.д. Отсюда закономерный вопрос (который, кстати, используют в своей пропаганде украинские националисты): если Российская Федерация вовсе не является государством славянского народа, то о каком братстве может идти речь? Дальше уже звучит привычный набор тезисов о том, что настоящие русские - это как раз украинцы, а россияне - это продукт этногенеза тюрков с угро-финнами и т.д.

Во-вторых, следствием вот этой промывки мозгов мультикультурностью стало то, что современная российская молодёжь, даже и происходящая из русских семей, уже не идентифицирует себя русской и славянской. Утрачивается национально-культурное самоопределение.

И это гораздо опаснее того, что некоторые украинцы и белорусы посмеиваются над тем, что фольклорные номера, которые преподносятся в качестве русских народных, на самом деле представляют собою не славянский фольклор, а стилизации, созданные в XIX веке искусствоведами Российской империи и позже, в позднесталинский период, введённые в обиход советскими деятелями культуры.

А.Т.: А что, собственно, следует понимать под славянством? Это общие религиозные, культурные, этнические корни? Общность цивилизации?

П.Т.: Под славянством подразумевается некая общность племенная, культурная и языковая. Культура русская отличается от народных культур остальных славянских народов, и это, как указывалось выше, тоже даёт аргументы восточноевропейским славянофилам, стоящим на антирусской позиции.

В качестве иллюстрации могу привести неплохую польскую экранизацию романа «Огнём и мечом» Генриха Сенкевича. Там поляки были показаны как иноверные братья украинцам («руським»), а «москалi» - как единоверные «руським»... соседи. Которые просто погрели руки на межконфессиональном конфликте в Речи Посполитой. Братство польско-украинское подчёркивалось, в том числе, и единством культуры быта.

А.Т.: А религиозно, ценностно и цивилизационно славянство объединено на данном этапе исторического развития?

П.Т.: Религиозно славянство не было единым никогда в истории. Я не буду сейчас напоминать о бошняках, помаках и т.п. мусульманских вкраплениях, речь идёт о разделении славянства на православных и католиков. И никакая атеистическая пропаганда не смогла размыть это разделение. Пример Югославии у всех перед глазами. Сербы и хорваты до сих пор говорят практически на одном и том же языке. Но более лютых врагов трудно сыскать.

Дальше. Военно-политическое единство, ставшее фактом после Второй Мировой войны, когда все славянские народы оказались по одну сторону железного занавеса, не привело к формированию некоего единого цивилизационного пространства. И - опять же - речь не о том, что Югославия пошла особым путём, а о том, что старые обиды поляков и новые обиды чехов привели в конечном итоге к тому, что русофобия заиграла красками борьбы за «вашу и нашу свободу».

Теперь, когда славяне восточной Европы выбрали Евросоюз, вообще говорить что-то о существовании некой аутентичной славянской цивилизации просто не очень серьёзно.

А.Т.: Твоя недавняя заметка «Как боголюбивые сербы полюбили богоборца Вольтера», возможно, для многих стала откровением. Ведь до сих пор было принято считать, что Сербию и Россию связывают не только язык и православие, но и общие ценности, в том числе общее интеллектуальное наследие, прежде всего русская консервативная мысль. Но оказалось, что это уже не так. Даже для православных сербов Вальтер и Токвиль ближе Данилевского и Хомякова. Что же происходит в сербском самосознании? Сербы становятся частью западной цивилизации, а значит, они постепенно отдаляются от славянства?

П.Т.: Да не в сербах дело, а во французах. Авторы письма хотели быть услышанными вменяемыми европейцами, вот и апеллировали к тем именам, которые авторитетны для, так сказать, либеральных консерваторов. Ну что толку было бы обращаться к авторитету Хомякова, если бы это обращение не сработало? Просто воздух сотрясать?

И потом что такое идеи Данилевского и Хомякова? Кто может внятно - на пальцах - изложить их суть?

А идеи прав человека и т.д. - это ясно и понятно. Если некие политические гомосексуалисты пытаются подавлять права других человеков, не гомосексуалистов, значит, совершенно очевидно то, что происходит нечто ненормальное.

А.Т.: Как в целом ты бы охарактеризовал мировоззрение современных православных сербов? Какие ценности они исповедуют в настоящее время? Какой идеологии придерживаются? Они большей частью либералы или консерваторы? Они живут «ради животишек» или ради высокой идеи? Им ближе капитализм или то, что в России называется православным социализмом? Или нынешних православных сербов с русскими объединяет лишь Православие?

П.Т.: Современные православные сербы, несомненно, буржуазные консерваторы. Монархисты. Скорее, «четники», нежели «льотичевцы». («Четники» и «льотичевцы» - это термины, оставшиеся в наследство от гражданской войны 1941-1945 гг. Войны, которая была в большей степени гражданской, нежели народно-освободительной). Т.е. скорее национал-демократы, нежели - условно говоря - правоконсервативные имперцы. Живут ли «ради животишек», или же «не ради животишек» - тут я не рискну делать обобщений. Конечно, им ближе нормальный капитализм. Т.е. такой уклад, когда труд, разумное самоограничение и предпринимательская удача позволяют семьям крепко стоять на ногах. Сербы, вообще, хорошие хозяева, колхозов там никогда не было, поэтому частная инициатива на уровне, несмотря на коммунистические эксперименты, а также на десятилетия санкций.

Сербы к нам тянутся потому, что, когда все вокруг упражняются в попытках их унизить, приятно осознавать, что есть где-то далеко полумифическая «маjка Русиjа», возглавляемая легендарным Путиным, которых разнообразные недруги сербов тоже очень не любят.

Впрочем, сербы неплохо - очень неплохо - знакомы с нашей культурой. В этом я убедился, когда приехал в Югославию в самый первый раз, в 1999 году. Приходилось много общаться с молодёжью, которая по интеллектуальному уровню напоминала нашу молодёжь перестроечного периода. (В странах б. СССР к концу 1990-х уже пошёл процесс стремительной деградации, поэтому разница так впечатляла). Моей приятельницей была школьная учительница из Черногории, говорили много о литературе, складывалось впечатление, что там из внеклассного чтения Русская литература занимала объём, сопоставимый со всей Европейской литературой вместе взятой.

В последний приезд в Сербию мне посчастливилось много общаться с ребятами из круга нашего друга Ранко Гойковича, как раз в Белграде проходила невероятно популярная международная ярмарка «Книжный Сяйм».

Да, в этой связи хочу сделать важное замечание о православных Сербах. Вопрос о красных и белых там просто не стоит. Сербы, воспринимая Гражданскую Войну в России, делят противоборствующие стороны не на тех, кто «за монархию» или «против монархии», а на тех, кто «со Христом» или «против Христа». И симпатизирующих красным я там не встречал ни разу.

А.Т.: В заключение затрону болезненную проблему. Благодаря, в том числе, и тебе - на «Русской народной линии» регулярно публикуются материалы по Сербии, по её истории, нынешнему положению. В этих статьях освещаются различные аспекты сербской жизни. Они написаны литературно, отличаются содержательностью и глубиной мысли. Авторы - ведущие сербисты и видные сербские общественные деятели. И, несмотря на несомненные достоинства этих материалов, они, как показывают счётчики, имеют слабый читательский интерес. Чем, на твой взгляд, продиктовано отсутствие у русских православных патриотов интереса к Сербии? Русским наплевать на сербов? Или просто русские читатели считают, что итак знакомы с сербскими реалиями, поэтому в дополнительной информации не нуждаются? Каково твоё объяснение этого феномена?

П.Т.: Сербская тема была одной из центральных тем в кругу русских православных патриотов на протяжении второй половины 90-х - начала 2000-х.

Причина не в том, что Сербия - славянская страна, а в том, что Югославия воспринималась как некий символ того, что ещё не всё пропало, что кто-то где-то сопротивляется катку глобализма, надломившего и почти что размазавшего наше Отечество.

Конечно, то, что Сербы ещё и православные, ещё и славяне - это многократно усиливало впечатление от этого светлого образа, превращая знамя сопротивления в боевую хоругвь.

Сербы - те да, воспринимали нас именно как славянских православных братьев. А мы - нет. Скорее, воспринимали сербов как тех, кого точно так же, как и нас, русских, оплевали и предали. Причём предали как раз именно бывшие братья. У них в Сербии словосочетание «Братство-Единство» сейчас воспринимается как т.н. мэм, т.е. символ, имеющий однозначный смысл. Крайне негативный.

Кроме того, Сербия манила постсоветского человека своей загадочностью. Вроде бы и социализм в этой самой Югославии, но почти что капитализм. Вроде бы Славяне, а уровень жизни почти, как в западной Европе. Ну и т.д. и т.п.

Сегодня Сербия перестала быть символом Сопротивления. Пять лет назад наши единомышленники пережили состояние невероятного воодушевления. Казалось, ещё чуть-чуть - и очень много в нашей жизни переменится коренным образом. Тема Сербии совсем отошла на второй план.

Потом, вследствие известных причин многие искренние патриоты впали в состояние апатии, и вовсе стало не до Сербии. Люди в растерянности озирались по сторонам, пытаясь разобраться: «А что же происходит со всеми нами в глобальном смысле? Мы - криптоколония или ещё не совсем?»

Если «не совсем», то необходимо иметь потенциал не только для совершения неких дерзких жестов, но и для того, чтобы сформировать некий образ будущего, который будет привлекателен и на Западе, и на Востоке.

На западном направлении нашими единомышленниками могут стать европейские консерваторы. И в первую очередь - православная Сербия. «Старый друг лучше новых двух».

1 комментарий

Алла Николаевна 25 мая 2019 05:48
С чего это украинцы вдруг стали русскими? Что они не были под австро-венграми, под поляками, под татаро-монгольским иго? Как раз там смесь всех кровей, украинцы всегда жили в рабстве у кого то и не умеют до сих пор управлять страной - не заложено в генах, они могут быть только рабами. Они всегда недовольны правящими, это у них рабство в генах говорит.
Ваше имя: *

Подписаться на комментарии