Чего боится Украина?

Политика / Общество,   28.10.2019,   172 просмотров

Осенью 2019 года Украиной прокатилась малочисленная, но активная волна митингов против внедрения в жизнь формулы Штайнмайера, которая призвана начать мирный процесс в Донбассе.
Очередной майдан - Штайнмайер-майдан

Больше всего на Украине опасаются массовой эмиграции, обнищания и проблем со здоровьем — таковы результаты социологического опроса. Хотя пропаганда Киева годами пыталась убедить всех в неизбежности вооруженного конфликта с Россией, это как раз не очень беспокоит украинцев.

Половина — на долги

Согласно исследованию группы Рейтинг, больше половины граждан Украины (56%) самой серьезной угрозой для страны считают массовый отъезд населения за границу. Обнищание и экономический кризис в качестве основной проблемы назвали 45% респондентов. Страх перед болезнями, экологическими катастрофами, преступностью, перспектива деградации и вымирания населения набрали от 30 до 40%. Примерно в этом же диапазоне — возможность полномасштабной войны с Россией.

На такие угрозы, как развал страны, девальвация национальной валюты, безвластие и массовые беспорядки указали меньше трети опрошенных. Диктатуру, голод, международную изоляцию и терроризм отметил каждый шестой.

Эти страхи питает реальность — в последние годы ситуация на Украине только ухудшалась. За рубежом постоянно работают 18% экономически активного населения — 3,2 миллиона человек. Такие данные летом опубликовало министерство финансов. Минсоцполитики приводило схожие показатели и отмечало, что на временной основе за границей трудится от семи до девяти миллионов украинцев. По словам тогда еще главы министерства Андрея Ревы, в основном уезжали квалифицированные работники.

В прошлом году украинские гастарбайтеры поставили рекорд: по подсчетам Всемирного банка, они перевели на родину 14 миллиардов долларов. Это 10% ВВП страны. В тот момент заместитель министра социальной политики Ольга Крентовская заметила по этому поводу: 

В среднесрочной перспективе ситуация (с дефицитом рабочей силы. — Прим. ред.) угрожает экономической безопасности государства.

По некоторым данным, только с 2013 по 2016 год экономически активное население в возрасте от 15 до 70 лет на Украине сократилось на три миллиона человек.

Вполне реальны и другие угрозы — в частности, обнищание. Государству все сложнее выполнять взятые на себя социальные обязательства. Новая власть решила сократить армию льготников. Верховная рада проголосовала за соответствующий закон. Чиновники получат доступ к счетам и сведениям о покупках тех, кому предоставлены государственные льготы.

В проекте бюджета на следующий год не выделено средств на повышение зарплат учителям. Кабмин ничем не может порадовать граждан. Почти половина государственных финансов уйдет на погашение долгов, чуть меньше четверти — на военные расходы. На социальную сферу, здравоохранение и развитие инфраструктуры почти ничего не осталось.

Минус город

Еще одно слабое место — здравоохранение. На Украину вернулись вроде бы забытые болезни. В конце октября в Киеве диагностировали дифтерию. Ранее сообщалось о пятнадцати таких диагнозах в Ужгороде, один зафиксирован в Хмельницком — на западе страны. 

В Закарпатье, где тоже есть случаи заболевания, сыворотки уже не хватает, препарат ищут по другим регионам,

 - заявил глава Института общественного здоровья, бывший главный санврач Украины Святослав Протас.

Результаты медицинской реформы, которую Киев проводит несколько лет, не устраивают ни население, ни медиков. В начале года главный внештатный специалист Минздрава по инфекциям Ольга Голубовская описывала положение дел так: 

Неотложную помощь ликвидировали — вызвать врача на дом невозможно. Экстренная помощь на высокую температуру не выезжает. Люди не могут при температуре 39-40 идти в амбулаторию и ждать там своей очереди. Терпят, занимаются самолечением, поэтому и привозят их в больницу в тяжелейшем состоянии.

По данным Госстата, за несколько лет на Украине более чем на 20% сократилась сеть медучреждений, больничных коек стало меньше почти на 17%, врачей — на 8%. На конец прошлого года только треть детей старше года вакцинированы от туберкулеза, от дифтерии, столбняка, коклюша и гепатита В — лишь 38%.

Деградация и вымирание — угроза, признанная официально. В январе статистики констатировали, что население сократилось за год более чем на 200 тысяч. На сотню умерших приходилось всего 58 рожденных.

Сразу после Майдана в стране наблюдался небывалый всплеск преступности. Реформа МВД и приток оружия из зоны боевых действий в Донбассе не способствовали улучшению ситуации. Правда, через некоторое время статистика отметила снижение числа нарушений закона.

Но бывшие силовики и эксперты отмечали, что криминал просто принял другие формы. В 2017-м специалисты Всемирного экономического форума сообщили, что Украина вошла в группу стран с крайне высоким уровнем организованной преступности. Бывший начальник криминальной разведки МВД Валерий Кур отмечал, что современные ОПГ превзошли девяностые.

Криминал поднимает голову. Приезжают бандиты в законе из России, Грузии, собственные возвращаются, и формируется уголовное сообщество. Сегодня Украина практически распределена между мафиозными структурами, которые грабят, убивают, проводят спецоперации, крышуют одних, но проводят операции относительно других, убивают бизнесменов,

 — говорил бывший руководитель Службы внешней разведки Николай Маломуж.

Это зрада!

Киевский адвокат Татьяна Монтян согласна с отставными силовиками: 

Каждый день мы читаем о том, что кого-то расстреляли, взорвали. Со статистикой дела обстоят просто: в полиции не регистрируют мелкие преступления, потерпевшие часто не обращаются в органы с заявлениями, так как считают это пустой тратой времени, сам криминал больше полиции боится нарваться на "терпил" (потерпевших. — Прим. ред.), которые имеют оружие, могут ответить и просто без затей грохнуть нападающих.

Результаты опроса, по ее мнению, действительно отражают настроения украинского общества. 

Кроме больных на голову патриотов, остальным было очевидно, что если бы Россия хотела напасть и напала, то через два дня танки стояли бы под Мукачево (на Западной Украине. — Прим. ред.). По поводу медицинской реформы — мальчик, который заболел дифтерией, учится в лицее недалеко от меня. Его родители просто купили справку о прививках. Как я должна себя чувствовать?

 — задается вопросом Татьяна Монтян.

Массовый отъезд на заработки тоже вполне объясним, считает Монтян. 

Все осталось по-прежнему. Просто для всей этой шоблы — налоговиков, прокурорв и прочих — сужается кормовая база. Кормовая база — это экономически активное население. Если это не закончится, выход у людей будет один, даже у предпринимателей — закрывать бизнес и отправляться за границу на заработки. Недавно была история — мужик грозился себя сжечь из-за того, что ему совершенно беззаконно заблокировали налоговые накладные и не давали работать,

 — приводит пример адвокат.

Директор киевского Агентства социальных коммуникаций Сергей Белашко с иронией оценил тот факт, что украинцы эмиграции боятся больше, чем войны:

Это зрада (предательство. — Прим. ред.)! Настоящий украинец должен бояться Путина.

Белашко описывает, как меняется современная Украина:

В 2016 году Международная организация по миграции проводила исследование. У украинцев отметили такие же миграционные установки, как у жителей Западных Балкан: поехать, заработать денег и вернуться домой. За рубеж — на стройки Подмосковья или сезонные работы в Польшу — ездили определенные категории людей, которые не могли достойно заработать дома, их так и называли заробитчане. А сейчас наметилась другая тенденция. Во-первых, если уезжать, то с концами. А во-вторых, едут все: архитекторы, бухгалтеры, слесари-инструментальщики, юристы, предприниматели. Люди, у которых вроде есть резон остаться дома, а не искать лучшей доли за кордоном.

Едут за будущим для себя и детей. Туда, где не бросят гранату в окно "по приколу", не зарежут за место в маршрутке. Это реальный случай: действующий командир украинской армии зарезал одесского ресторатора — не поделили очередь в маршрутное такси. Отток населения вызывает и внутреннюю миграцию, сегодня Киев больше напоминает не четырехмиллионный европейский мегаполис, а провинциальные Полтаву, Винницу или Жмеринку. В таких условиях возникновение малозаселенных территорий — вопрос времени,

— подводит итог директор киевского Агентства. 

Антон Лисицын

Анна АХМЕТОВА

Автор не указал информацию о себе

0 комментариев

Ваше имя: *

Подписаться на комментарии