Требования МВФ подталкивают Украину к вооружённому кризису

Экономика / Независимое мнение,   26.11.2019,   908 просмотров

Маркарова
Министр финансов Украины Оксана Маркарова считает, что завершение работы миссии Международного валютного фонда в Киеве без подписания соглашения не означает провала переговоров и задержки кредитной помощи

Миссия МВФ в очередной раз убыла из Киева, так и не прояснив вопрос — будет ли возобновлена программа сотрудничества с Украиной или нет. Украинское правительство рассчитывало на открытие новой программы и получение первого транша уже в декабре, остаётся чуть больше месяца, а ответа всё нет.

Требования МВФ

Что требует от Украины МВФ в обмен на кредиты? Тут надо сказать, что МВФ вообще какие-то конкретные нормы не советует. Вернее, советует — но опираясь на опыт других стран, которые уже выполняли его рекомендации. Рекомендации же довольно общие — увеличить доходы, уменьшить расходы, повысить капитализацию, сократить коррупцию. Конкретный набор требований, которые надо выполнять, правительство обычно выбирает само. Специалисты, сидящие в МВФ, сами по себе оценить усилия правительства не могут — люди, которые на это способны, работают в частных компаниях, где платят намного больше.

Итак, что делает правительство, в главе со столь продвинутыми людьми, как Гончарук и Милованов?

Во-первых, обеспечивает макрофинансовую стабилизацию.

Для этого надо было принять новый закон о бюджете на 2020 год, и он уже принят 14 ноября. Злые языки, правда, говорят, что речь идёт о перелицованном с учётом требований МВФ бюджете на 2019 год, подготовленный ещё прошлым правительством.

Но это не так. Например, в этом бюджете в 157 раз повышены расходы на Совет национальной безопасности и обороны — президент собирался провести его реформирование, и вот на финансирование обновлённого СНБО выделены новые средства.

В целом же проект бюджета соответствует подходам МВФ.

Во-вторых, усиливает борьбу с коррупцией.

Верховная Рада вернула норму об ответственности за незаконное обогащение, отменённую ранее Конституционным судом.

МВФ действительно настаивал на возвращении этой нормы, но в украинском варианте она вовсе не то, что, вероятно, имели в виду в МВФ.

Дело в том, что принятый закон: а) имеет обратную силу (что прямо исключается Конституцией, да и вообще это основа основ права); б) легализует анонимное стукачество; в) разрешает арестовать без уведомления имущество любого гражданина на основании того, что он может быть связан с потенциально коррумпированным чиновником. Короче, пытаетесь вы расплатиться своей банковской картой, а счёт оказывается, заблокирован, потому что два года назад вы обедали с человеком, который год назад стал чиновником, а неделю назад на него донёс неизвестный ни вам, ни ему человек.

Думаю, МВФовцы, при всей своей злокозненности, такого хода юридической мысли даже и представить себе не могли.

В-третьих, вводит закон об обороте сельхозземель.

Считается, что это непосредственная рекомендация МВФ, а не украинская фантазия на тему рекомендаций, тем более что повторяется она не первый раз.

По идее эта норма вполне осмыслена с точки зрения фонда, поскольку существенно повышает капитализацию украинской экономики — в стране сразу же оказывается огромное имущество, стоящее бешеных денег. Но это в теории. На практике всё не так.

Например, в начале президентства Ющенко капитализация украинских активов тоже выросла, но непосредственным результатом этого стало увеличение количества нолей в оценках капиталов Ахметова или Веревского. Причём нет уверенности, что они выиграли от этого что-то реально.

Даже успешно проведённая реформа приведёт к росту капитализации при падении реального производства — спекулировать украинскими землями будет намного более интересно, чем заниматься производством (кажется, в 2012-13 годах в таких намерениях подозревали «Семью» Януковича, сейчас — Коломойского).

Реформа, впрочем, вряд ли будет проведена успешно — само перераспределение земель будет проходить такими методами, что даже спекуляция будет затруднена, ибо землёй будет владеть тот, кто сможет обеспечить собственность физически, а не юридически.

Впрочем, даже и до этого этапа может не дойти — эксперты сомневаются, что президенту Зеленскому удастся протащить голосование за земельную реформу во втором чтении. Кажется, и в первом чтении этого смогли добиться, только ссылаясь на необходимость кредита МВФ, а не только лишь одним выкручиванием рук. Земельная реформа крайне непопулярна в украинском обществе, а в предложенном варианте ею недоволен даже тот же Коломойский (у него, вроде бы, был какой-то свой вариант реформы, который Зеленский и Гончарук не поддержали).

В-четвертых, это вопрос о «Приватбанке».

Насколько известно, это действительно требование МВФ.

«Приватбанк», бывший центром финансово-промышленной группы Игоря Коломойского, оказался в сложном положении и был национализирован. При этом украинская власть руководствовалась революционной целесообразностью (точнее — нелюбовью Порошенко к Коломойскому). Сейчас Коломойский на совершенно законном основании претендует на возвращение его средств, фактически реквизированных государством. И уверенно выигрывает суды.

Но МВФ требует гарантий невозврата национализированных или выведенных с рынка банков их владельцам даже в случае, если подобное решение примет суд. Причём с теоретической точки зрения МВФ как бы прав — возвращение средств Коломойскому (а фантазии у него богатые) существенно пошатнёт финансовую стабильность Украины.

Рекомендации МВФ губительны

Какие выводы можно сделать из всего сказанного?

Первое: вполне вероятно, что выполнение требований МВФ приведёт к макрофинансовой стабилизации, что бы это ни значило, но экономическую ситуацию в Украине не улучшит.

Второе: выполнение требований МВФ приведёт к социально-политическому кризису в стране. Причём, учитывая опыт гражданской войны и наличие огромного количества оружия на руках, кризис будет разрешаться отнюдь не на парламентских выборах.

Третье: МВФ подталкивает Украину (причём, похоже, что совершенно сознательно) к неправовым решениям, которые, совершенно естественным образом, должны не улучшить, а ухудшить инвестиционную привлекательность Украины. И, опять же, спровоцировать политический кризис.

Василий СТОЯКИН

Директор Киевского центра политического маркетинга
Участвовал в качестве политический технолога практически во всех крупных избирательных кампаниях на Украине с 1994 года, на должностях от консультатна до начальника штаба.
В политическом анализе использует нестандартный метод политического парадокса.

Хотите быть в курсе всех наших материалов? Подписывайтесь на канал «Монитор UA» в Телеграме!
Откройте в мобильном приложении: t.me/mntua или на компьютере: t.me/mntua
Для читателей из России: скопируйте mntua и вставьте в строку поиска в Телеграме.
Подписывайтесь на группу «Монитор UA» в Одноклассниках!
Как обойти блокировку можно прочитать, например, здесь.

0 комментариев

Ваше имя: *

Подписаться на комментарии