Монитор UA

Исповедь майдауна: жизнь в Германии превратились в ад для моей семьи

Беларусь,   5.12.2019, просмотров: 2 945

На мясокомбинате
Работа на мясокомбинате - самое то для медика с майдана

Участник майдана Алексей Яремчук разрушил свою страну, уехал в Европу, но не нашёл там счастья, теперь думает куда уехать дальше - в Россию или Канаду. И никакой рефлексии по поводу содеянного, ни малейшей попытки увидеть связь между своей позицией и той пропастью, в которую рушится Украина. Свои страдания он изложил в блоге на Корреспондент.net  в публикации "Неудачный опыт переезда в Германию. Агрессия со стороны немцев".


Хотел бы поделиться своей историей о жизни в Европе для тех, кто готовится к переезду сюда из Украины. Хочу сразу предупредить, что в разных странах и городах ЕС отношение к украинцам может быть разным, и не факт, что с вами случится то, что случилось со мной.

У моего отца было немецкое гражданство, но пока я учился в школе и институте мы не собирались никуда переезжать из Полтавы. Когда произошли события в Киеве в 2013 году, я учился на четвертом курсе полтавской медицинской академии.

На фоне всеобщего возмущения действиями власти мы с отцом в конце декабря переехали в палаточный лагерь на Майдан. Он медик, я студент-медик, и благодаря своим знаниям и навыкам, мы следили за здоровьем тех, кто жил рядом с нами в городке. Помогали с лекарствами, измерили температуру, давление, делали уколы, боролись с простудами. В случае необходимости обрабатывали ранения, ссадины, ушибы активистов. Однажды пришлось лично давать отпор "беркутовцам", в результате чего отец получил сотрясение мозга.

После начала войны на Донбассе мы пошли добровольцами в "Днепр-1". К сожалению, я практически сразу травмировал ногу, после чего занялся волонтерством. Впоследствии мы прислушались к просьбам матери и все-таки решили перебраться в Германию. Весь переезд с оформлением длился год и в результате, в июле 2017 года мы оказались в Ганновере.

К моему большому сожалению по мере того, как немецкие родственники отца и его окружение больше узнавали о нашей общественной деятельности в Украине, в общении стали возникать недоразумения. Отец сильно поссорился с моим дедушкой, а я разорвал отношения с двоюродными братьями, которых раздражали мои посты в фейсбуке в честь «Небесной сотни». При этом у меня в Сети было немало друзей-немцев, активно поддерживавших Майдан. Однако, как я впоследствии понял, в реальной жизни наших сторонников крайне мало.

Самым же большим разочарованием в Ганновере в этот момент стал опыт общения с коллегами из мясокомбината, куда я устроился. Издевки, различные издевательства, в частности со стороны руководства. Кульминацией стал словесный конфликт, который перерос в драку. В разговоре я вскользь упомянул пару историй с Майдана и объяснил некоторые тонкости волонтерской деятельности, а на меня с кулаками бросился коллега с обвинениями в нацизме. Я попал в больницу с переломами носа и орбитальной кости. При этом меня признали провокатором и заставили уволиться.

В последнее время из-за моей активности в сети (я пишу в несколько немецкоязычных групп и страниц) мне стали поступать сообщения на почту с угрозами. Часто от меня требовали уплатить шантажтстам деньги, чтобы они не предоставили недоброжелателям мой адрес и телефон.

Таким образом, последние полгода в Ганновере превратились в ад для всей моей семьи. Такое ощущение, что после рассказов об Украине нас занесли в черный список. Нас буквально узнают во всех учреждениях Ганновера и считают нужным упрекнуть и задеть за живое. В итоге, из-за этих всех скандалов, родители близки к разводу, а мы с матерью в растерянности.

Возвращаться в Украину, учитывая нестабильность обстановки, непредсказуемость Зеленского, недоверие силовиков к ветеранам АТО/ООС и активистов мы пока не планируем. Главное, я уверен, что в нынешних экономических условиях не смогу в той же Полтаве найти нормальную работу, чтобы прокормить себя и мать. До ужасного регресса в уровне жизни я больше не готов.

Некоторые друзья с Майдана предлагают временно пожить в России. Но здесь возникает вопрос безопасности. Именно высокая вероятность того, что лишняя информация обо мне попадет за границу, останавливает меня от такого шага.

Самым оптимальным вариантом и наименее рисковым для комфорта, мне кажется, переезд в Канаду. Там есть связи, много соотечественников. Но здесь сразу возникает другой вопрос, где взять деньги, чтобы туда переехать... Вообще ситуация выглядит безвыходной. Продолжаем перебирать варианты и активно ищем поддержки.

На своем примере я убедился, что Майдан, Революцию достоинства, борьбу за суверенитет и целостность Украины рядовые европейцы воспринимают больше с негативной стороны. Конечно, перед переездом сюда, надо об этом помнить. Если вы готовы с этим жить, глотать обиды, тогда переезжайте, но что касается меня – это был крайне негативный опыт, и по моему мнению, Германия вовсе не так близка к демократическим ценностям, как мы считали, сидя в палатках на Майдане.

Спасибо за внимание и надеюсь, что кому-то эта информация будет полезной и поможет решить переезжать или не переезжать.

Алексей ЯРЕМЧУК

Перевод с украинского

Также можно прослушать прочтение этой статьи на ютуб-канале Татьяны Монтян с комментариями и дополенениями
 

Комментарии читателей:
Сергей 5 декабря 2019 15:49
Да, у человека не возникает даже сомнения в собственной неправоте. Явно много чего недоговаривает, стараясь выставить себя в позитивном свете.
Инна 4 апреля 2020 16:09
Пей полной чашей - заработал честно
Натали 7 апреля 2020 12:38
Ну а как к плеьеям относятся, вот так как описано, если конечно не брехня это. А уважения в мире майдауновцы не заслужат.