Монитор UA

Почему чиновники-отморозки меньшее зло, чем майданщики из оппозиции

Беларусь,   9.12.2019, просмотров: 687

соросята
На Украине новая власть теперь чуть менее, чем полностью состоит из лидеров нового поколения, совсем не считающего простых людей за людей

Я глубоко уверен, что сейчас любые протесты в России с какими-либо масштабными политическими требованиями ничего кроме вреда и потрясений принести не могут. Данное убеждение основано, скажем так, на эмпирических данных, так как я пережил политические протесты в 1991, 2004 и 2014 годах на Украине.

Проходили они под теми же самыми лозунгами, под которыми все оттенки несистемной российской оппозиции выступают сейчас. Все эти борьба с коррупцией, либерализация, приобщение к ценностям западной цивилизации и всё такое прочее – глупые пустышки, попытка слепого и дурного выскочить из палаты, где он лежит на сохранении. Итог всегда один – приход во власть ещё более разнузданных негодяев, ещё больший загон под лавку населения. Сейчас что ни протест, то обязательно майдан – во фронтменах подонки вперемежку с наивными идиотами, считающими себя солью земли, а многие миллионы других людей - обычными унтерменшами.

Однако в поведении между уже сидящими во властных креслах и теми, кто стремиться в них забраться, есть одно важное культурное различие. Если взять, к примеру, Игоря Коломойского, то он помогал в организации сжигания ватников 2 мая 2014 года в Одессе чисто из бизнес-интересов. Он понимал, что убивает людей, но так ему было надо, исходя из конъюнктуры. Да – лицемер, да – человек, не обремененный моральными стоперами, но все же понимающий, что он преступник.

Новая генерация политиков не имеет уже даже того органа, которым можно понять, что вот эти вот плебеи – как бы тоже люди. Нет, с их точки зрения – это другой вид, более низкий, на которых человеческая мораль не распространяется так же, как, например, на насекомых. Не считая других людьми, они сами являются нелюдью.

Это результат того отчуждения, которым пропитаны экономические условия нашего общества. Это тот самый субъективный идеализм, который позволяет жрать человеческое мясо, уже не понимая разницы между ним или рыбой, или курятиной. Там не может быть понимания, сочувствия, совести – только всепроникающая уверенность в своем праве и всяком отсутствии прав у человеческих мошек. Если нынешний чиновник – «человек без свойств», готовый встроиться в рамки и правила любой системы, то тут уже мы имеем дело с главным свойством – стремлением превратить весь мир, всё, что ни попадется под руку, в инструмент удовлетворения собственных потребностей. Никакой эмпатии к представителям низших, с точки зрения молодого поколения буржуазных политиков, форм жизни, никакой рефлексии.

Эти идейные лидеры как зернышки падают на народную почву, на которой всё никак не догнивают атавизмы советского мировоззрения. Такие, как народ, которому все обязаны, все должны ублажать его, обеспечивать, гарантировать. Который за прошедшие десятилетия отчаянно не хочет понять, что государство ныне существует, чтобы упорядоченно стричь, а не откармливать. Такой народ готов идти за любым популистом, способным почесать народу про его незамысловатые потаённые желания – увеличить долю в разделе пирога, уменьшить бремя необходимости трудиться, дать больше зрелищ, меньше ответственности, больше праздности. Поэтому такой народ легко становится жертвой новых волн социал-дарвинистов, которые используют его как подметки и легко выбросят или сожгут, как только этот в очередной раз обманутый в своих алчных ожиданиях народ начинает мешать. Сжечь их – и дело с концом. А то, мол, эти твари смеют ещё варнякать и рыпаться против юберменшей.

В такой ситуации политический протест, он же майдан - это ни что иное, как ускорение смены политических поколений с тех, кому в детстве и юности привили хоть какие-то крохи совести и гуманизма, на тех, для кого весь мир застилает собственное бесценное эго, в сравнении с которым всё тлен и пепел.

И пока из глубин народа, избавившегося от советских иллюзий, не выйдут новые бойцы в пыльных шлемах, готовые положить живот за други своя, фанатики борьбы с этой отчуждающей нас от самого понятия жизни гидрой капитала, мы сможем выдавать только майданы, каждый из которых будет страшнее предыдущего. Для того, чтобы обыватель и мещанин узрел яд самого понятия частной, эгоистичной собственности, он для начала сам должен стать чьей-то частной собственностью. И обязательно станет собственностью вот этих светлых людей, поедающих человечину так же легко, как банановый смузи.

Поэтому если уж и бунтовать ныне, то только по социальным мотивам и по сугубо конкретным причинам – против свалки, против храма, против конкретного чиновника-отморозка. Без попыток изменить мир к лучшему, насадив новые, современные цивилизованные ценности, потому что от этих ценностей смердит нашими же осквернёнными трупами. Поэтому как бы я, мягко говоря, не не любил украинские элиты в 2013 или российские в 2019 годах, лучше уж пусть будет сейчас пановать барин с жирным брюхом и лицом, не выражающим ничего, чем светлоликий юноша, готовый тебя сжечь быстрее, чем скурить порцию вейпа.

Так что лучше уж оказаться в компании со всякими сашами роджерсами, чем заскакать в унисон с этой холерой. Впрочем, для благородного русича есть и другой выбор – становиться полноценным человеком, не допустить собственного превращения в слюнявую ботву или отбитого людоеда. Как говорил Владимир Ильич Ленин – придёт час и люди доброй воли попятят этот зверинец, рано или поздно, так или иначе.

 

Комментарии читателей: