Монитор UA

Как изменилась жизнь обывателя на Украине после Евромайдана

Видео,   10.12.2019, просмотров: 4 203

Прости нас, Украина
Хорошего пока видно мало

Считать ли события конца 2013 – начала 2014 годов в Киеве великой «Революцией достоинства» или обычным государственным переворотом, несомненно одно – они стали стартом больших перемен в украинском обществе. А значит – отразились на жизни простых граждан. И эти перемены вполне ощутимы.

Деньги

Реальные доходы граждан Украины уменьшились, а фактические затраты – выросли. Если в 2013 средняя зарплата по стране составляла в эквиваленте 394 доллара, то в 2015 она упала до $172. Потом начался восстановительный рост, и на конец третьего квартала 2019 средняя зарплата почти достигла уровня 2013 года – $385.

Но и цены значительно выросли, даже в долларовом эквиваленте. Особенно заметным был их рост в коммунальной сфере. С конца 2013 до конца 2018 года тарифы на отопление увелилились в долларах на 211% (более, чем в три раза), на газ – на 150% (в два с половиной раза), на электроэнергию – в полтора раза, на воду – почти в два раза. Стали выше цены на транспорт и горючее – на 8-25%, а также на продукты, лекарства, одежду и прочее.

И это всё в долларах, в пересчёте на которые средняя зарплата ещё не восстановилась до уровня 2013 года. То есть покупательная способность простых жителей Украины существенно снизилась. Согласно государственной статистике, в холодный период года средняя украинская семья из трёх человек тратит на коммунальные услуги около половины своего совокупного дохода. Ещё 35% – на питание. На одежду, развлечения и все остальное остаётся только 15% заработанных средств. И то – если не болеть.

Что касается украинских пенсионеров, то в 2014 средняя пенсия была $185, а в 2019 – около $120.

Снижение платежеспособности среднестатистического жителя Украины привело к тому, что на внутренний рынок стали поступать более дешёвые и менее качественные импортные товары, расцвели сети магазинов секонд-хенда – совсем как в 90-е.

Работа

Официально уровень безработицы вырос незначительно: с 7,7% в 2013 до 8,8% трудоспособного населения на середину 2019 года. Абсолютное число незанятого населения осталось примерно тем же – около 1,5 миллиона человек, а число официально зарегистрированных безработных даже уменьшилось – с 490 до 280 тысяч.

Однако произошло это главным образом за счёт оттока трудовых ресурсов за границу. По данным украинского Минсоцполитики, за рубежом на постоянной работают 3,2 миллиона граждан Украины, а валютные поступления в страну от них достигают 11 миллиардов долларов в год. Трудовые же ресурсы самой Украины за 5,5 лет уменьшились с 20,5 до 17 миллионов человек.

Это значит, что люди просто выдавливаются за границу. Если бы они остались в стране произошёл бы обвал рынка труда и системы социального обеспечения. А так гастарбайтеры не отягощают бюджет, да ещё и обеспечивают значительную часть валютных поступлений в страну, вполне сравнимую с поступлениями от сельского хозяйства ($17 миллиардов).

Ну и ещё Минсоцполитики лишило многих людей статуса безработных, чем не только дало им стимул к выезду на работу за кордон, но и подправило государственную статистику.

Разговоры о том, куда поехать и где устроиться в Польше или Чехии – одна из самых распространённых тем среди молодых и средних по возрасту жителей Украины. К сожалению, наплыв трудовых мигрантов после 2015 года снизил цены на труд для в Польше для них с 1000-1200 до 600, редко 800, евро в месяц. В Германии и Португалии можно зарабатывать до 1500-2500 евро, но попасть туда сложнее – сначала надо пройти этап Польши. Рабочий день везде, само собой, 12-часовой (редко 10-часовой), а рабочая неделя – шестидневная.

Оставшиеся работают на Украине за те самые средние 385 долларов.

Социалка

Государство постоянно сбрасывает с себя прежние социальные обязательства. Началось с полного прекращения выплат на рождение ребёнка, дошло до минимизации выплат матерям-одиночкам и детям-сиротам. В большинстве случаев по формальным поводам не платятся положенные по закону пособия переселенцам с Донбасса.

Постоянно принимаются меры к уменьшению числа получателей коммунальных субсидий и льгот. В этом году ударили по площадям – субсидии монетизировали, что должно уменьшить их в абсолютном размере и сократить число субсидиантов и льготников.

Удивительно, но у людей старшего и среднего поколения по-прежнему остаются иллюзии, что государство им что-то должно. Понимание того, что майдан делался в том числе ради избавления от человеческого балласта – не складывается. Отсюда – ошибочные ожидания, напрасные надежды и ложный выбор. У молодых этого когнитивного диссонанса уже нет.

Медицина

Как ни странно, соросовская марионетка Ульяна Супрун за четыре года руководства Минздравом не смогла до конца укатать в асфальт систему здравоохранения, как она того хотела. Ей удалось ликвидировать медпункты в большинстве сёл, сократить часть больниц, порезать службу скорой помощи, разрушить санитарно-эпидемиологическую службу и практику всеобщей вакцинации населения.

Однако основная больничная система район-город-область-столица с поликлиническими отделениями и узкоспециализированными учреждениями продолжает работать почти в прежнем виде – со всеми своими достоинствами и недостатками. Житель Украины при наличии хоть каких-то средств может получить качественную медпомощь в случаях средней, вышесредней, а иногда – и большой тяжести (в соотвествиии с затратами). Конечно, самые передовые и эффективные медицинские методы и технологии на Украине недоступны или малодоступны. Поэтому богатые в таких случаях ездят лечиться за рубеж, а бедные обходятся тем, что есть.

При новом правительстве принимаются меры к частичному восстановлению практики всеобщей вакцинации. Продолжает работать система скорой помощи, правда – не так широко, как раньше.

Образование

Школьное образование на Украине ухудшается, и делается это целенаправленно. Недавно экс-министр образования Лилия Гриневич сообщила, ссылаясь на результаты исследования Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся, что украинские школьники на год отстают от своих одногодок в развитых странах из Организации экономического сотрудничества и развития. Самые большие проблемы – с математикой.

Это странно слышать от человека, именно при руководстве которого школьное образование на Украине стало особенно стремительно деградировать. Но в целом оценка верна. Образованные граждане новому государству не нужны.

Высшее образование давно стало на Украине вещью в себе и самоцелью – по полученным специальностям работает меньшинство выпускников. Однако эта проблема не последних шести лет – такое положение складывалось с 1991 года. Вузов с мировым именем в стране нет, поэтому многие абитуриенты стремятся уехать учиться за границу. Чтобы, разумеется, там остаться работать и жить.

Транспорт и инфраструктура

Лишь трассы государственного значения поддерживаются в более-менее приличном состоянии, и то – не все и не везде. И в последние 5-6 лет с этим стало гораздо хуже. С дорогами межобластного и местного значения дело гораздо хуже. Но и здесь есть исключения. Например, Львовская область, получавшая в первые годы после переворота бюджетных средств на ремонт дорог больше, чем все остальные области вместе взятые. В результате на Львовщине с дорогами всё весьма неплохо.

Состояние дорожной и коммунальной инфраструктуры городов зависит от местной власти. С этой точки зрения Украина – страна контрастов. Есть вылизанный благодаря мэру Геннадию Кернесу Харьков, более-менее приличные Киев, Львов, Одесса, запущенный Днепр и тотально разрушающиеся Запорожье и Херсон. Качество жизни жителей этих городов – соответствующее.

Железные дороги тоже ветшают. Новый подвижной состав появляется в единичных экземплярах. В основном граждане Украины продолжают ездить в вагонах ещё советского производства. Дизель-поездов практически не осталось, электричек мало – и все они крайне ветхие.

А вот количество международных авиарейсов в страны Европы и Азии за последние два года даже несколько увеличилось.

Бюрократия

Отношения украинцев с собственным государством непростые. Государство в смартфоне построить пока не получилось. Но в целом в подразделениях министерств и ведомств обывателю стало немного проще, чем, скажем, в период президентства Виктора Януковича. Везде работают электронные очереди, выдерживаются сроки приёма и подготовки документов. Персонал достаточно вежлив, внимателен и компетентен. Получателя справки или паспорта не отправят кругом без результата, если он что-то неправильно заполнил – просто на месте покажут, как заполнить правильно и примут исправленный вариант.

Но если где-то гражданину стало проще – то в другом месте обязательно должно стать сложнее. И это место – центры административных услуг при местных советах, которым передали часть бывших функций миграционной службы, МВД и некоторых других ведомств. Получить справку о регистрации, прописаться, зарегистрировать купленное жильё – огромная бюрократическая проблема, растягивающаяся на месяцы.

Отдельная тема – новая патрульная полиция. Это многофакторное явление и нельзя однозначно сказать, положительное оно или отрицательное. С одной стороны, вежливые молодые люди иногда приходят на помощь гражданам в определённых ситуациях. С другой – подчас вызванные на помощь от хулиганов патрульные по приезде составляют на нарушителей протоколы и уезжают, оставив тех наедине с их жертвами. То есть считают своей миссией написание бумажек, а не задержание нарушителей.

Национально-культурные отношения

События 2013-2014 годов были отражением в том числе непримиримых культурно-политических противоречий между, прямо скажем, украиноцентричными и русскоцентричными гражданами страны. По прошествии шести лет эти противоречия частично остались, а частично преодолены или заморожены.

В политическом плане полностью доминирует идеология украинства, но уже не так агрессивно, как в 2014-2015 годах. С другой стороны, русскоцентричные жители страны где-то с этим смирились и приспособились, а где-то перешли к практике скрытого сопротивления, формально не выходящего из рамок официально одобряемого дискурса.

Открытая идеология «русского мира» на Украине маргинализирована и считается токсичной даже среди большой части русскоязычных граждан. Во многом этому способствовало отсутствие какой-либо внятной политической позиции в отношении русских Украины со стороны официальной России после 2014 года.

Таким образом можно сказать, что русско-украинские противоречия в обществе не изжиты полностью, однако утратили свою прежнюю остроту. Для русских жителей Украины не является критичной проблемой даже тотальная украинизация. На бытовом уровне они стали билингвами, а от русской духовной культуры они отчуждены так же, как и украинцы от украинской - и те и другие заняты гонкой на выживание. И уже очень давно всё официальное делопроизводство на Украине ведётся на государственном языке, а в повседневной речи большинство использует русский. Потому, в отличие от тех же этнических венгров, русским украинизация не страшна.

Что же касается обучения только на украинском – то это проблема нового поколения. Но и она не критична – те из школьников, кто решит поступать в российские вузы, найдут способы выучить русский язык.

Общество

В общественном устройстве в последние шесть лет возник пёстрый класс так называемых активистов-патриотов. Это бывшие участники майдана, различных национально-патриотических организаций, боевых действий на востоке, волонтёры и т.п. Некоторые из них попали во власть, но по большей части они там явление временное. Значительная часть из них получают льготы и выплаты от государства, по сути, ничего не делая.

Самое непонятное для простого жителя – почему эти люди находятся над законом. Некоторые из них совершают преступления, в том числе тяжкие, вплоть до убийств – но они им сходят с рук. Видимо, так власть отмечает их заслуги в построении нынешней системы общества.

Если активисты-майданщики были порождением периода Петра Порошенко, то при Владимире Зеленском нарисовалась новая прослойка – грантоедов-соросят. Эти выкормыши иностранных неправительственных организаций сразу зашли во власть по ступенькам, подготовленным для них активистами. А последние постепенно становятся не нужны. Что можно видеть по жалкой судьбе их крёстного отца – экс-президента Порошенко.

С другой стороны, в личном повседневном общении простых людей наблюдается смягчение нравов и повышение уровня культуры общения. Чуть меньше стал накал страстей в социальных сетях, слегка смягчился язык вражды в СМИ. В правовой практике больше не встречаются уголовные преследования за публикации в соцсетях или высказывание своего мнения на ютубе. Сегодня стало известно, что преступный сайт «Миротворец», возможно, прекращает свою работу.

Критические явления

Однако с позиции обывателя на Украине нарастет вал кризисных явлений – пожаров с человеческими жертвами, техногенных катастроф вроде взрывов военных складов, резонансных преступлений, в том числе нераскрытых заказных убийств и убийств детей, дерзких вооружённых ограблений, жутких самоубийств, громких коррупционных скандалов, отвратительных хулиганских поступков. Он узнаёт об этом из СМИ.

У обывателя складывается впечатление, что общество сходит с ума – и зерно истины в этом есть. То, что казалось недопустимым ещё вчера, становится общепринятым сегодня.

Это значит, что Украина продолжает деградировать. Кризис не преодолён, его пик ещё не пройден и какова будет окончательная судьба страны – обывателю неясно.

 

Комментарии читателей: