Монитор UA

Украина России не нужна

Беларусь,   24.02.2020

Зеленский корчит гримасу
Владимир Зеленский переоценивает значение руководимой им страны

Мейнстримом украинского национал-патриотизма является идея, что Россия хочет захватить, поработить Украину или так ли иначе подчинить её своему влиянию. Однако такой ответ на вопрос "Нужна ли Украина России" далёк от истины. На самом деле РФ не только не планирует, но и объективно не имеет особой необходимости подчинения Украины.

Конечно, это если исходить из тех задач и установок, которые намечает себе нынешнее российское политическое руководство.

Пугало неоимпериализма

О возрождении так называемых имперских амбиций России на постсоветском пространстве заговорили в конце 1990-х с подачи политических стратегов из США. Американские разработки, вызванные объективным усилением России и преодолением ею после Второй чеченской войны кризиса государственной целостности, с готовностью стали перепевать идейно вторичные украинские политики и политологи. Примитивную версию российских неоимперских амбиций взяли на вооружение своей пропаганды украинские националисты.

На самом же деле ни в одном программном документе РФ не говорилось и не говорится о стремлении к политическому подчинению постсоветского пространства. Правда, в российской публицистике и общественном сознании с нулевых годов муссировались концепции евразийского цивилизационного пространства и русского мира, а к некоторым их носителям, как говорили, прислушивались лидеры РФ. Но вылились эти идеи, главным образом, в создание отдельных общественных движений-симулякров типа «Наших» в самой России и в очень слабые попытки культурной экспансии на Украине. После 2014 года об этих концепциях прочно забыли и в РФ, и на Украине, а порождённые ими слабые движения растворились.

В реальности Россия ставила в отношении Украины только частные, ограниченные политические задачи: сохранение военно-морской базы в Севастополе и недопущение вступления Украины в НАТО. Обе они были решены.

Евразийское экономическое пространство

Поднимая на щит пугало возрождения СССР, украинские националисты забывают, что Украина и РФ давно являются капиталистическими государствами. И их правящие элиты в конечном итоге интересует только извлечение прибыли.

В начале 2010-х Россия попробовала стать лидером в экономике СНГ, продвигая проекты Евразийского экономического пространства и Таможенного союза. Украина была поставлена перед выбором между вступлением в ТС и ассоциацией с Европейским Союзом. Как известно, это подтолкнуло Украину к очередному внутреннему кризису и вылилось в государственный переворот 2014 года.

Выбрав ассоциацию с ЕС, Украина принялась усиленно разрывать экономические связи с Россией. И это дало парадоксальный ответ на вопрос: нужна ли РФ украинская экономика. В общем и целом, ответ: не нужна (за одним важным временным исключением, о котором будет сказано ниже). Если ВВП Украины в 2015 году рухнул в два раза по сравнению с 2013 годом, то ВВП России продолжал расти до 2017-го. Только в 2018-м наметилась стагнация экономики, но её причины оказались никак не связаны с Украиной.

Что же касается продукции критического импорта, главным образом в оборонной промышленности – то здесь Россия так или иначе научилась обходиться без Украины.

Донецкий и Крымский вопросы

На Украине огромный импульс опасениям, что Россия хочет захватить Украину, дали события 2014 года – фактическая аннексия Крыма и помощь восставшим Донецку и Луганску. Однако не существует достоверных сведений, что в РФ готовили планы силовой смены украинского правительства, пришедшего к власти в Киеве путём государственного переворота, или аншлюса всего Юго-Востока Украины.

Объективно известно, что после установления контроля над Крымом Россия остановилась. Хотя теоретически украинские вооружённые силы не могли оказать серьёзного сопротивления российским в случае их дальнейшего продвижения.

Также РФ не позволила вооружённым формированиям самопровозглашённых ДНР/ЛНР довершить полный разгром ВСУ после окружения под Иловайском в 2014 и Дебальцево в 2015 годах и продолжить захват Донецкой и Луганской областей до их административных границ. С тех пор российская политика на этом направлении жёстко направлена на возврат неподконтрольных территорий в состав Украины в рамках Минских соглашений.

Это значит, что России был и остаётся нужен только Крым, какими бы ни были причины. Вся остальная Украина, включая оказавшиеся в зависимости ДНР/ЛНР, РФ не только не нужна, но и воспринимается ею как досадная обуза.

Газотранспортная система

Вопрос газового транзита – теперь главная тема российско-украинских отношений. Но важной она была весь период после распада СССР. Общий тренд был такой: Украина пытается избавиться от зависимости от российского газа, а Россия – от зависимости от транзитной газотранспортной системы Украины. И к началу 2020 года стороны достигли значительных успехов в этой сомнительной борьбе.

Чтобы уменьшить потребление российского газа, Украина не придумала ничего умнее, чем уничтожить свою работающую на газе промышленность. В 1992 году страна потребляла 113 миллиардов кубометров газа, из которых 90 миллиардов шло на предприятия, а 23 – на коммунально-бытовые нужды. В 2018-м общее потребление составило 32 миллиарда кубометров, в том числе промышленностью – 9 миллиардов (упало в 10 раз!), а коммунально-бытовыми потребителями – 23 миллиарда, то есть не изменилось.

При этом своя добыча газа на Украине была всё время примерно на одном уровне – 20 миллиардов кубометров плюс-минус 2,5 миллиарда. Зато доля импортного газа в потреблении уменьшилась с 81% в 1992 до 36% – в 2018 году. Видимо, украинское руководство посчитало, что уничтожение многих отраслей промышленности стоит таких достижений.

После газовой войны 2009 года и провала попыток войти в число совладельцев украинской ГТС (тема газового консорциума), Россия приняла стратегическое решение строить газопроводы в обход Украины. Если в 1995 году «Газпром» прокачивал через ГТСУ 95% своего газа в Европу, то в 2010 – уже 69%. В 2018 этот показатель составил 42%, а по результатам 2019 года будет на уровне 40%.

По заключённому недавно договору между «Газпромом» и «Нафтогазом» в 2020 доля украинской ГТС в транзите упадёт до 30%, а еще через год – до 25%. И то лишь потому, что Россия обязалась на протяжении 2021-2024 годов прокачивать через Украину по 40 миллиардов кубометров газа. А техническая потребность после ввода в эксплуатацию «Турецкого потока» и «Северного потока – 2» составит не более 10% от общего объёма экспорта «Газпрома». Это примерно 15-20 миллиардов кубометров, что в два раза ниже уровня рентабельности ГТСУ.

А это значит, что Россия более не будет нуждаться в транзитной трубопроводной системе Украины. Это прекрасно поняли в США, пойдя на беспрецедентные меры по блокированию строительства СП-2, чтобы не допустить финансового краха Украины. Однако достройка трубопровода – всё равно лишь вопрос времени.

Резюме

У России почти не осталось никаких стратегических интересов на Украине. Россия не нуждается в Украине.

Нужна ли Украина России. Послесловие

В начале материала упоминалось, что России не нужна Украина с точки зрения концепций и установок нынешнего российского руководства. Однако многие самостоятельно мыслящие читатели могут задаться вопросом: научившись сейчас обходиться без Украины в экономическом и даже культурно-политическом смыслах, не понесёт ли Россия большего ущерба в более отдалённой перспективе? Ведь само по себе наличие у своих границ крупного и предельно враждебного государства, к тому же подстрекаемого сильными странами, является стратегической угрозой, которую игнорировать просто опасно и глупо. Рано или поздно одними заявлениями остановить вступление Украины в НАТО не выйдет, и нынешняя пугалка ракетных баз в Харьковской области когда-то может стать реальностью.

Ответ на этот вопрос кроется в понимании стратегии происходящего на постсоветском пространстве. К сожалению, с 1991 года (а в скрытой форме – и с более раннего времени) в странах – бывших республиках СССР идут только процессы распада. Где-то они подморожены сильнее и даже почти приостановлены (Беларусь, в какой-то мере Азербайджан и Казахстан), где-то идут интенсивнее (Россия после 2018 года, Киргизия), а на Украине несутся галопом. В отдельных странах достигнуто равновесие на самом низком из возможных уровней социально-экономической деградации (страны Балтии, Грузия, Армения).

Однако если внутри стран есть варианты, то отношения между государствами – а главным образом, их отношения с бывшим центром, то есть – Россией – только ухудшаются. Это глобальная тенденция распада постсоветского пространства, особенно усиливавшаяся в последние год-два. У РФ нарастают противоречия не только с Украиной (это само собой разумеется), но даже с близким союзником Казахстаном и ближайшим сателлитом Беларусью.

Объясняется это национализмом буржуазных элит всех независимых государств, возникших из СССР, порождающим экономический и политический эгоизм. Взаимовыгодного интеграционного проекта никто из них предложить не в состоянии. Что видно, в частности, по тем противоречиям и скандалам, что возникают в ходе переговоров об интеграции между Россией и Беларусью.

Кроме того, неприятие СССР настолько вошло в плоть и кровь современных постсоветских властителей, что идеи реальной интеграции в СНГ просто находятся вне их мировосприятия. Немаловажно и то, что даже намёки на такие попытки вызвали бы самое резкое осуждение и неприятие на Западе, который является безусловным моральным авторитетом для всех постсоветских элит (кроме, частично, белорусской).

Вот поэтому российская элита предпочитает игнорировать отдалённые последствия украинской проблемы – ведь для их решения пришлось бы искать неприемлемые для неё формы сближения с Украиной. А значит – распад постсоветского пространства и разрыв связей между его субъектами будут продолжаться и дальше ещё неопределённое время, а конфликты и войны будут их неизменными спутниками.