Почему украинский талибан хочет снести Легендарную тачанку или Дикарям культура не нужна

Культура / Нацизм на Украине,   17.01.2020

Легендарная тачанка
Легендарная тачанка, снятая с квадрокоптера

Построенные в 6-м веке, ещё до того, как Ислам пришел в Афганистан, два Будды Бамиана славились своей красотой, мастерством и, конечно же, размером. Более высокий из двух Будд возвышался на более чем 50 метров, а вторая статуя — почти на 35. Они были крупнейшими в мире.

В марте 2001 года лидер талибов мулла Мухаммед Омар приказал уничтожить Будд. Они были взорваны на части и оставлены в руинах. Мир был в шоке! 1500 лет эти монументы никому не мешали, пока не явились идеологи, далёкие от искусства и просто мысли, и примитивно показали себя не соответствующими современной человеческой цивилизации. Но талибам на это было наплевать, они и не стремились в цивилизацию. Им было и так хорошо на задворках ойкумены, это было их место.

Убрать "Тачанку"

В декабре 2019 года Первый заместитель главы Украинского Института Национальной Памяти Алина Шпак выдала следующие указания Каховскому горсовету.

«Монумент «Тачанка» та «Дівчина в шинелі» встановлені з метою героїзації боротьби Червоної Армії на Каховському плацдармі в ході радянсько-української війни і встановленні радянської влади на території України. … зазначені пам’ятники є символікою комуністичного тоталітарного режиму, оскільки присвяченим подіям, пов’язані з діяльністю комуністичної партії, з встановленням радянської влади на території України, переслідування учасників боротьби за незалежність України в ХХ сторіччі то підлягають обовязково демонтажу.»

Тут я немного оху… дивился. Для начала тому, что якобы историческое учреждение официально признает белую армию барона Врангеля украинской. До недавнего времени все считали, что Каховский плацдарм в 1920 году был местом решающего столкновения между наступающими белыми и обороняющимися красными в союзе с Революционной Повстанческой армией Украины (махновцев), которых Институт памяти явно за украинцев не считает. А вот офицеров Врангеля — запросто! А кого ещё? Дело в том, что уже за год до событий под Каховкой, Украинская Директория, благодаря некомпетентности предшественников сотрудников УИНП, основательно и бесповоротно профукала украинскую державность. Не в последнюю очередь потому, что советы на местах в Украине существовали с 1917, и советскую власть поддерживали все, кроме обитателей вагона вождя Директории. Правда они предпочитали её без коммунистов.

И тоталитарным режим был не всегда. На момент событий Каховского плацдарма — совсем не тоталитарный. В 1920-е — даже не авторитарный, в 1930-40-е — был ещё каким тоталитарным, в 1960-е — был авторитарным, в 1970-е — вообще непонятно чем, а с приходом Михаила Горбачева в 1985 — так совсем милым, дохлым и беззубым. Ну что это за тоталитарный режим, где по два референдума в год проводят, один противоречит другому, и республики легко и без мыла его оставляют?

В общем, с историей у Института истории оказалось неважно. А как обстоит дело с символикой коммунистического тоталитарного режима, на которую ссылается авторка? В чём она? В том, что скульптуры, по мнению историка и искусствоведа, посвящены событиям, связанными с деятельностью коммунистической партии. Очень научное, детальное определение. Под него подпадает практически всё, что было сделано, сказано и подумано между октябрём 1917 и декабрём 1991. Всё! Поскольку всё в это время, так или иначе, было связано с деятельностью коммунистической партии. Возможно, что и сама пани Шпак, похоже, родившаяся при коммунистическом тоталитарном режиме. Её рождение наверняка было как-то связано со строительством роддома, которое без компартии тогда просто не происходило. Заодно, чтобы быть последовательными, нам придётся избавиться от всех фильмов Довженко, стихов Тычины и Сосюры, книг Гончара и Олейника, так как все они, так или иначе, посвящены событиям, связанными с деятельностью коммунистической партии. Не пеняйте мне, это не я придумал, это формулировка государственного учреждения, которое странным образом имеет право решать сложные и неоднозначные вещи единолично внесудебным порядком. На манер троек ЧеКа или НКВД, но не заморачиваясь на тройки. Это же не какой-нибудь коммунистический тоталитарный режим, а институт! Ему можно и так. В чем символика данных скульптур — непонятно ни мне, ни, похоже. ни самой пани Шпак.

Ильичей не сильно жалко

Честно говоря, пока УИНП им.Бандеры-Шухевича под художественным руководством Володимера Вятровича сваливал Ильичей и переименовывал улицы имени сталинских генералов в бандеровских, я только хихикал. Менять идолов на идолов, прикол. Как если бы князь Владимир Креститель поскидывал идолов в реку, но вместо христианства заменил их другими такими же идолами другого названия. Или когда один президент награждает мертвеца орденом, а другой этот орден у мертвеца отбирает. И всё это на полном серьёзе. Судов и люстраций над коммунизмом никто не устраивал, систему правления и экономики не изменял, всё осталось как при генсеках, но валили не то, что следовало, а камни с бронзулетками.

Ильичей мне было не особо жалко. В совке изображения Ленина строго контролировались и поручались проверенным и солидным мастерам. Памятники поучались даже неплохими, с точки зрения искусства, но однообразие сюжетов и поз делало изображения вождя эквивалентом советских обоев, примерно везде одинаковых. Ты видел один монумент Ленину, ты видел их всех. Другое дело, что, свалив истуканов, их ничем не заменили. В Новой Каховке так же вот уныло и торчит постамент без Ильича, задрапированный в желто-блакитную вышиванку, а на местах сколотых букв всё равно читается «Ленин». Народ не заметил потери вождя, хотя улицу Историческую по привычке называют улицей Ленина. Все довольны, все получили заплату.

Моджахеды из УИНП и искусство

В конечном итоге оказалось, что хихикал я зря. Не только у пани Алины Шпак есть странное понимание истории и очень обширные до ужаса определения что такое символика коммунизма, но и много сторонников, готовых радостно крушить всё, что попадётся, не особо задумываясь что и зачем. Начинаешь понимать Христа, молившего «Отче, прости им, ибо не ведают они, что творят.»

Мне указывали на монументы, что там же звёзды на буденовках. Так ё-моё, а что там ещё могло быть в 1950-1960-х годах? Вы же сами долдоните про коммунистический тоталитарный режим, что там ещё могло быть? Куда от этого было деться? И что это значит?

Вопрос должен стоять так: представляет ли данный экземпляр художественную, культурную или историческую ценность? Что он изображает, какая на нём символика — не суть важно. Искусство вообще не определяется сюжетом или темой, а только формальным исполнением.

Шекспир брал тупые средневековые сюжеты и темы и делал из них конфетку. Пикассо считал себя, по каким-то причинам, коммунистом, Маяковский писал оды ГПУ, Рифеншталь снимала гениальные документалки для Гитлера, а Гриффит славил Ку-Клукс-Клан. И делали они это гениально, их находки и приёмы до сих пор используются всеми. Медичи были очень неприятной семейкой, но это не повод расхерачить произведения мастеров Ренессанса, посвященные им или заказанные ими. В Украине и так плохо с искусством, чтобы разбрасываться тем, что осталось. Странно, ведь обычно после революций новые формальные идеи, ранее сдерживающиеся косностью общества, прорываются на свет. Но после Революции Достоинства прорыва не произошло. Искусство, особо новое, не востребовано. Всем и так хорошо. Настолько, что можно уничтожить интересные произведения прошлого неизвестно зачем. Искусство служит лакмусовой бумагой обществу. И сейчас тест показывает, что это общество не созрело до понимания себя и того, что оно имеет. Я пять лет был оптимистом в отношении перпектив Украины, считая, что такие явные вещи, как свобода рынка, слова и мысли, воспримутся всеми как данность. Оказалось, что многие до сих пор предпочитают не преумножать общее, а разрушать чужое. Я начинаю сомневаться.

Тут выскакивает байка из воспоминаний Махно, которого часто вспоминают в связи с историей «Легендарной Тачанкой». Где-то в сентябре 1918 года его, тогда ещё партизанский, отряд стоял в одном селе, в котором была мельница. Понятно, что правление гетмана Скоропадского, мельница принадлежит богатым. Нехорошо. Но и в общую собственность не передашь — опять-таки правление гетмана Скоропадского. Не позволят. И собрание жителей села нашло гениальное по простоте решение — А давайте эту мельницу спалим, чтоб никому не досталась! Тут даже суровый анархист Махно поразился — вы что, не можете просто договорится между собой? Чтоб формально она оставалась у владельцев для вида, а на деле — общей? Почему первое решение – сразу уничтожить?

Песни

А самое смешно в том, что упомянутые памятники посвящены вовсе не определённым событиям истории и не коммунистической идеологии. Они посвящены песням. Причем песням без особой идеологии.

«Дівчина в шинелі» это почти цитата из…

ПЕСНЯ О КАХОВКЕ

Из кинофильма «Три товарища»
Слова Михаила Светлова
Музыка Исаака Дунаевского

Каховка, Каховка — родная винтовка…
Горячая пуля, лети!
Иркутск и Варшава, Орел и Каховка –
Этапы большого пути.

Гремела атака, и пули звенели,
И ровно строчил пулемет…
И девушка наша проходит в шинели,
Горящей Каховкой идет…

Припев:
Под солнцем горячим, под ночью слепою
Немало пришлось нам пройти.
Мы мирные люди, но наш бронепоезд
Стоит на запасном пути!

Ты помнишь, товарищ, как вместе сражались,
Как нас обнимала гроза?
Тогда нам обоим сквозь дым улыбались
Ее голубые глаза…

Так вспомним же юность свою боевую,
Так выпьем за наши дела,
За нашу страну, за Каховку родную,
Где девушка наша жила…

Если вы в этом находите деятельность коммунистической партии, то вы либо дурак, либо работаете в Институте Национальной Памяти.

Да и «Тачанка» ведь тоже песня. Причем автор стихов Рудерман также отличился и в день похорон Сталина, купив, как ни в чём ни бывало, диван, и передвигаясь во главе двух грузчиков с кушеткой на руках по траурной Москве сквозь рыдающие толпы и хмурые кордоны милиции, не забывал напоминать стражам порядка в рифму «Я — писатель Рудерман, я купил себе диван!» Как его вместе с диваном и грузчиками не порвали в клочья — загадка.

Музыка Листова.

(Ранний вариант)

Ты лети с дороги, птица,
Зверь, с дороги уходи!
Видишь, облако клубится,
Кони мчатся впереди!

И с налета, с поворота,
По цепи врагов густой
Застрочит из пулемета
Пулеметчик молодой.

Припев:
Эх, тачанка-ростовчанка,
Наша гордость и краса,
Приазовская тачанка,
Все четыре колеса!

Эх, за Волгой и за Доном
Мчался степью золотой
Загорелый, запыленный
Пулеметчик молодой.

И неслась неудержимо
С гривой рыжего коня
Грива ветра, грива дыма,
Грива бури и огня.

Припев:
Эх, тачанка-киевлянка,
Наша гордость и краса,
Партизанская тачанка,
Все четыре колеса!

По земле грохочут танки,
Самолеты петли вьют,
О буденовской тачанке
В небе летчики поют.

И врагу поныне снится
Дождь свинцовый и густой
Боевая колесница,
Пулеметчик молодой.

Припев:
Эх, тачанка-полтавчанка,
Наша гордость и краса,
Пулеметная тачанка,
Все четыре колеса!

О общем, если бы автор, помня про коммунистический тоталитарный режим, не добавил «буденовской», вышевоспетая тачанка очень смахивала на махновскую. Как и монумент без буденовок очень бы смахивал на ребят из РПАУ(м). Чего, естественно не хотели ни авторы, ни заказчики.

Дикарям искусство не нужно

Тем не менее, тачанка, как песня так и скульптура, получились очень здорово, органично и оригинально. Перед нами произведение искусства, причём идеально вписанное в степной ландшафт.

В головах идеологов памятники могут служит только двум целям: пропаганде или поклонению. Но когда «Тачанку» открыли в 1967 году, я помню, как все её ездили смотреть. Сами, потому что это интересно, это впечатляет, даёт ощущение движения, почти полёта, трансцедентальное ощущение чего-то большего, чем просто повозка с четырьмя конями, глубокой истории, куда-то в античность. И ни один человек не воскликнул, «Ой, смотрите, коммунистическая идеология!». Кажется, я до указа пани Шпак вообще не связывал идеологию с монументом, посвященному кабриолету, который делали немецкие колонисты.

В заключение нужно сказать, что если данный прецедент не является поводом закрыть тоталитарный Институт Памяти, то я не знаю что является. Если из-за невежества полезных Путину дурачков, а, возможно, и благодаря их сознательному саботажу, социальная и политическая ситуация в Украине ухудшится, то это и ваша вина. Эти всегда ваша личная вина.

Резюме

От себя лично я думаю связаться с моим депутатом парламента, Министерством иностранных дел и Офисом Премьер-министра Канады, чтобы высказать свою обеспокоенность попытками уничтожения культурных и исторических памятников в Украине и просить их оказать содействие в сохранении памятников культуры. Миру вполне достаточно и одного Талибана.

Дмитрий БЕРГЕР

[email protected]

комментарии

Ваше имя: *