Монитор UA

Мир после коронавируса: цифровой контроль и самоустранение Америки

Мир,   18.04.2020

Юваль Ной Харари
Юваль Ной Харари

Человечество переживает глобальный кризис. Пожалуй, самый большой кризис нашего поколения. Решения, которые люди и правительства будут принимать в ближайшие несколько недель, вероятно, повлияют на то, как будет формироваться мир в последующие годы. 

Эти решения повлияют не только на наши системы здравоохранения, но и на нашу экономику, политику и культуру. Об этом написал в статье для Financial Times израильский историк, автор бестселлеров об истории человечества Юваль Ной Харари. Публикуем выдержки из статьи.

Шторм пройдет, человечество выживет, большинство из нас все еще будут живы, но мы будем жить в другом мире. Многие чрезвычайные меры станут частью привычной жизни. Такова природа чрезвычайных ситуаций. И это ускоряет исторические процессы. Решение, на которые в обычное время уходят годы, сегодня принимаются моментально. Вводятся в эксплуатацию незрелые и даже опасные технологии, потому что бездействие обойдется слишком дорого.

Целые страны оказались «морскими свинками» в глобальном социальном эксперименте. Что происходит, когда все работают из дома и общаются только на расстоянии. Что происходит, когда целые школы и университеты проводят занятия в интернете. В спокойные времена правительства, предприятия и учебные заведения никогда не пошли на такие изменения. Но сегодня - не спокойные времена.

В это кризисное время перед нами два пути. Первый - это выбор между тоталитарной слежкой и расширением прав и возможностей граждан. Второй - выбор между изоляцией по национальному принципу и глобальной солидарностью.

Сегодня, впервые в истории человечества, технологии позволяют контролировать всех и постоянно. Пятьдесят лет назад даже в КГБ не могли следить за 240 млн советских граждан 24 часа в сутки. При этом и советские спецслужбы не могли быть полностью уверенными, что вся собранная информация обрабатывается эффективно. КГБ полагался на человеческих агентов и аналитиков, и они просто не могли заставить каждого агента следить за каждым гражданином. Но теперь правительства могут полагаться на вездесущие датчики и мощные алгоритмы, а не на приставов из плоти и крови.

Наиболее заметные изменения - в Китае. Здесь тщательно контролируют личные смартфоны, используют сотни миллионов камер, распознающих лица. Людей обязывают сообщать о температуре своего тела и состоянии здоровья. Китайские власти могут не только быстро выявлять потенциальных носителей коронавируса, но и отслеживать их передвижения и идентифицировать тех , кто вступал с ними в контакт. Существуют также и мобильные приложения, которые предупреждают граждан, что рядом находятся инфицированные люди.

В последние годы и правительства, и корпорации используют все более сложные технологии для отслеживания, мониторинга и манипулирования людьми. Однако, если мы не будем осторожны, эпидемия может стать точкой невозврата. Не только потому, что это может нормализовать развертывания средств массового слежения в странах, которые до сих пор не прибегали к таким методам, но даже главным образом потому, что это ознаменует резкий переход от скрытого слежения к явному и тотальному. Раньше, когда ваш палец касался экрана смартфона и кликал на ссылку, правительство хотело знать, на что именно нажимает ваш палец. Но с появлением коронавируса фокус интереса смещается. Теперь правительство хочет знать температуру вашего пальца и кровяное давление под его кожей.

Технология видеонаблюдения развивается с бешеной скоростью. Гипотетически, рассмотрим некое правительство, которое требует, чтобы каждый гражданин имел биометрический браслет. Этот браслет, представим, контролирует температуру тела и частоту сердечных сокращений 24 часа в сутки. Полученные данные накапливаются и анализируются правительственными алгоритмами. Алгоритмы узнают, что вы больны еще до того, как вы об этом сами узнаете. Также они будут знать, где вы были, и с кем встречались. Цепь распространения инфекции может быть резко сокращена, а сама инфекция и вовсе остановлена. Такая система может остановить эпидемию в течение нескольких дней. Звучит заманчиво, не так ли?

Недостатком является, конечно, то, что это придаст легитимность ужасной системе тотальной слежки. Если вы знаете, например, что я нажал на ссылку Fox News, а не, скажем, CNN, это может рассказать вам о моих политических предпочтениях, и, возможно, даже о моей личности. Если вы можете наблюдать за тем, что происходит с температурой моего тела, артериальным давлением и частотой сердечных сокращений, когда я смотрю какой-то видеоклип - вы можете узнать, что заставляет меня смеяться, что заставляет меня плакать, и раздражает.

Если корпорации и правительства начнут массово собирать наши биометрические данные, они смогут изучить нас гораздо лучше, чем мы сами. Тогда они смогут не только предвидеть, но и манипулировать нашими чувствами и продавать нам все, что захотят - будь то продукт или политик. Тактика взлома данных Cambridge Analytica по сравнению с биометрическим мониторингом - это каменный век. Представьте себе Северную Корею в 2030 году, когда каждый гражданин должен носить биометрический браслет 24 часа в сутки. Если вы слушаете речь Великого Вождя и браслет улавливает признаки гнева, вам конец. Вы, конечно, могли бы оправдать биометрическое наблюдения тем, что это временная мера, принятая в условиях чрезвычайного положения. Но временные меры имеют тенденцию растягиваться куда дальше, чем сама чрезвычайная ситуация. Даже когда количество заражений коронавируса снизится до нуля, некоторые правительства решат оставить системы наблюдения под предлогом повторной волны вспышки эпидемии.

Люди стоят перед выбором между свободой и здоровьем. Это - ложный выбор. Мы можем и должны наслаждаться и тем, и тем - и свободой, и здоровьем. Мы можем защитить свое здоровье и остановить эпидемию коронавируса не путем введения тоталитарных мероприятий эпидемиологического надзора, а путем усиления прав и возможностей граждан. За это время, наиболее успешные усилия по сдерживанию эпидемии были сделаны Южной Кореей, Тайванем и Сингапуром. В то время как эти страны в какой-то степени использовали приложения для слежения, в основном они полагаются на всестороннее тестирование, честную отчетность и добровольное сотрудничество с обществом.

Централизованный мониторинг и суровые наказания - не единственный способ заставить людей соблюдать правила. Когда людей информируют о научных фактах, и когда они доверяют государственным органам, граждане могут поступать правильно, даже если Большой Брат не следит за ними. Мотивированное и хорошо осведомленное население, как правило, более эффективно, чем невежественное, страшащееся полицейской системы. Рассмотрим на примере мытья рук с мылом. Это было одно из величайших достижений в области человеческой гигиены. Это простое действие спасает миллионы жизней ежегодно. Сегодня мы считаем это само собой разумеющимся, но важность мытья рук с мылом ученые подтвердили только в 19 веке. Раньше даже врачи и медсестры переходили от одной хирургической операции к другой без мытья рук. Сегодня миллиарды людей ежедневно моют руки не потому, что боятся «мыльной полиции», а потому, что понимают важность. Я мою руки с мылом, потому что я слышал о вирусах и бактериях, я понимаю, что эти крошечные организмы вызывают болезни, и я знаю, что мыло может их смыть.

Чтобы достичь такого уровня сотрудничества, необходим определенный уровень доверия. Люди должны доверять науке, доверять государственным органам и СМИ. За последние несколько лет безответственные политики намеренно взорвали это доверие. Теперь эти самые безответственные политики могут поддаться искушению пойти по пути авторитаризма, утверждая, что вы просто не можете доверять общественности в том, что она поступает правильно.

Вместо того чтобы строить режим наблюдения, еще не поздно восстановить доверие людей к науке, органам государственной власти и средствам массовой информации. Мы обязательно должны использовать и новые технологии, но эти технологии должны расширять возможности граждан. Я полностью поддерживаю мониторинг температуры моего тела и кровяного давления, но эти данные не должны использоваться для создания всемогущего правительства.

Таким образом, эпидемия коронавируса является серьезной проверкой для всего института гражданства. В предстоящие дни каждый из нас должен сделать выбор в пользу научных данных и доверять специалистам в области здравоохранения вместо необоснованных теорий заговора и поддержки безответственных политиков. Если мы сделаем неправильный выбор, мы можем потерять наши ценные свободы, под предлогом того, что авторитаризм - единственный способ защитить наше здоровье.

Чтобы победить вирус, нам нужно обмениваться информацией во всем мире. Это большое преимущество людей перед вирусами. Китай и США не обменивались советами. Но Китай может дать США много ценных уроков о коронавирусах и о том, как с ними бороться. То, что итальянский врач обнаружит в Милане рано утром, вполне может спасти жизнь в Тегеране вечером. Когда правительство Великобритании колеблется между несколькими политическими решениями, оно может воспользоваться советами корейцев, которые уже сталкивались с подобной дилеммой месяц назад. Но для этого нам необходим дух глобального сотрудничества и доверия.

Страны должны быть готовы обмениваться информацией открыто и смиренно обращаться за советом, а также доверять данным и полученным знаниям. Нам также нужны глобальные усилия по производству и распространению медицинского оборудования, в частности, наборов для тестирования и дыхательных аппаратов. Вместо того, чтобы делать это локально отдельно в каждой стране и накапливать какое бы то ни было оборудование, скоординированные усилия могли бы значительно ускорить производство и обеспечить более справедливое распределение спасательных средств. Подобно тому, как страна национализирует ключевые отрасли промышленности во время войны, человеческая война против коронавируса может требовать от нас «гуманизацию» важнейших производственных линий. Богатая страна, в которой мало случаев заболевания коронавирус, должна быть готова отправить дорогостоящее оборудование в бедную страну.

Глобальное сотрудничество жизненно необходимо и на экономическом фронте. Учитывая глобальный характер экономики и цепочек поставок, если каждое государство будет делать свое дело, полностью игнорируя других, результатом будет хаос и углубления кризиса. Нам нужен глобальный план действий, и он нужен нам немедленно.

Странам необходимо сотрудничать, чтобы разрешить пересекать границу, как минимум некоторым категориям людей - это ученые, врачи, журналисты, политики, бизнесмены. Это может быть достигнуто путем соглашения о предварительной проверке путешественников в их родной стране. Если вы знаете, что в самолет допускаются только тщательно проверенные пассажиры, вы бы охотнее приняли их в своих странах.

В ходе предыдущих глобальных кризисов, таких как финансовый кризис 2008 года, и эпидемия Эболы 2014 года, США взяли на себя роль глобального лидера. Но нынешняя администрация США отреклась от такой роли. В Белом Доме ясно дали понять, что заботятся о величии Америки гораздо больше, чем о будущем человечества. Эта администрация отказалась даже от своих ближайших союзников. Когда были запрещены все поездки с ЕС. Даже если нынешняя администрация в итоге изменит курс и разработает глобальный план действий, мало кто будет следовать за лидером, который никогда не берет на себя ответственность. Никто не пойдет за тем, кто не признает ошибок и кто обычно оставляет всю вину другим.

Если пустота, оставленная США, не будет заполнена другими странами, станет не только труднее остановить нынешнюю эпидемию. Это наследие будет продолжать отравлять международные отношения долгие годы. Однако, каждый кризис - это и возможность. Мы должны надеяться, что нынешняя эпидемия поможет человечеству осознать острую опасность, которую представляет собой глобальный разобщенность. Человечество должно сделать выбор. Пойдем мы путем разобщенности или пойдем по пути глобальной солидарности? Если мы выберем разобщенность, это не только продлит кризис, но, вероятно, приведет к еще худшим катастроф в будущем. Если мы выберем глобальную солидарность, это будет победой не только над коронавируса, но и над всеми будущими эпидемиями и кризисами, которые могут поразить человечество в 21 веке.