Монитор UA

Почему Россия выдаёт на расправу ополченцев и защищает бандеровцев

---,   1.06.2020, просмотров: 418

Александр Агапов
Александр Агапов в Запорожье в 2014 г., на Донбассе 2015-2016 гг., в Москве 2018-2019 гг.

Бывший ополченец Донбасса Евгений Щербаков в мае 2020 года приговорён к четырём с половиной годам заключения в своём родном городе Костанай в Казахстане за участие в незаконных вооружённых формированиях. Причём казахстанский суд со своей позиции поступил ещё мягко: назначил приговор меньше минимального. 

По этой статье в уголовном кодексе страны предусмотрено от 5 до 9 лет. Это дело примечательно тем, что Щербакова в апреле депортировали из РФ по решению суда за нарушение миграционного законодательства. До этого он несколько лет пытался получить статус беженца, но не смог его добиться. Несмотря на собранный пакет документов, Щербакову выдавали только отписки из миграционных органов Челябинской области, где он проживал.

По словам депутата Государственной Думы РФ Сергея Шаргунова, который занимается проблемами ополченцев в России, принятый парламентом закон о признании человека политическим беженцем абсолютно нерабочий. Шаргунову известно множество примеров необоснованного отказа в получении статуса беженца для политических эмигрантов с Украины в разных областях РФ, в частности, в Ленинградской и во Владимирской. В деле Щербакова помешал ещё и карантин: Шаргунов не смог достучаться до самоизолированных чиновников, что раньше ему удавалось с другими ополченцами.

Случаев высылки за пределы России политических эмигрантов с Украины и ополченцев Донбасса из бывших республик СССР и даже стран дальнего зарубежья, которые в своих родных странах сразу попадали в тюрьмы, десятки. Это тем более странно, что Россия проводит официальную политику поддержки непризнанных республик Донбасса.

Одним из известнейших случаев стала депортация в конце 2018 года эмигрантки Елены Бойко (Вищур). Сразу по пересечении границы она была задержана СБУ и более года просидела в львовском СИЗО. Ей удалось выйти на свободу только в 2020 году, но она по-прежнему находится под следствием.

Высылка грозила и добровольцу Александру Агапову, который в 2014-2015 году командовал штурмовым взводом в батальоне «Восток». Агапова обвинили в нападении на некоего украинского эмигранта-неонациста, проживавшего в Москве. Сейчас руководитель «Братства вольных адвокатов» адвокат Евгений Щербатов добился освобождения Агапова из-под стражи.

Кроме того, Агапов – один из «300 запорожцев», которые в апреле 2014 года в Запорожье продержались шесть часов под градом камней в кольце беснующихся «правосеков»

Примечательно, что всегда инициатором высылки была Миграционная служба РФ. Формально высланные действительно нарушили букву закона. Например, Бойко упорно добивалась статуса беженца, который даёт преимущества при получении российского гражданства, а не пошла по обычному пути мигранта.

Однако, по мнению ряда экспертов, проблемы с соблюдением миграционного законодательства, являющиеся поводом для депортации, зачастую связаны с бюрократическими проволочками, халатностью и некомпетентностью миграционных чиновников, а не с умышленным нежеланием мигрантов его соблюдать.

До 2015 года в РФ действовала упрощённая система натурализации граждан Украины. Украинские же события 2014 года так напугали миграционное ведомство, что правила натурализации были ужесточены и превратились в сущий ад и квест на выживание. Ежегодно его проходят десятки тысяч бывших граждан Украины, но по крайней мере столько же отсеиваются по дороге не по своей воле. Причём ни программа переселения соотечественников, ни регулярно выходящие указы президента РФ по упрощению натурализации выходцев с Украины не могут пробить броню чиновничьей бюрократии. Внешняя и внутренняя политика России сама по себе, ведомственные самоуправство и узколобость – сами по себе.

В отличие от этого, на той же Украине всеми возможными способами поддерживают идеологически близких боевиков и даже террористов, в том числе оказавшихся в заключении в России (можно вспомнить Олега Сенцова или Надежду Савченко).

Вероятно, в случае РФ работает принцип отсутствия идеологии, закреплённый на конституционном уровне. Однако в данном случае он не лучшим образом сказывается на политическом имидже государства.

 

Комментарии читателей: