Монитор UA

Почему массы чернокожих американцев стали агрессивным бесконтрольным стадом

Мир,   8.06.2020

протест негров
Чернокожих используют как инструмент, но инструмент для беспорядков и погромов очень подходящий

Известный писатель Глеб Бобров опубликовал два свидетельства очевидцев, хорошо изучивших жизнь темнокожего населения США. Таким образом он пытается дать ответ: откуда взялась эта агрессия, приведшая к массовым погромам в Америке.

Из текстов понятно, что причиной стала расовая политика демократов при президентстве Билла Клинтона и, особенно, Барака Обамы. В Америке из темнокожих вырастили социальную группу, не приспособленную к общественно-полезному труду, склонную к криминалу, антисоциальному поведению и немотивированному насилию.

Сейчас эти свойства демократы и связанные с ними общественные движения используют для раздувания протестов в США. Конечная цель этих протестов – захват власти. Более вероятным кажется, что инициаторы американского майдана дотянут до президентских выборов и с помощью протестов заставят признать победу Джозефа Байдена над Дональдом Трампом. Но нельзя исключить вариант попытки неконституционного захвата власти, когда Трампу предложат уйти до выборов.

Письмо писателя (цензурированная версия)

Первое свидетельство – письмо писателя Александра Шленского, живущего в США с момента распада СССР. Письмо написано ещё в 2014 году.

Это всё последствия программ по поддержке цветных и прочих меньшинств. Affirmative action, социальные пособия, велфер, фудстемпы. Что происходит? Вырастают целые поколения одичавших асоциальных уродов, которые никогда не работали. У них соответственно нет навыков к самообслуживанию. Они тарелку помыть не умеют, квартиру убрать не могут. Это практически животные на двух ногах, которые умеют только получать скотские удовольствия. И таких животных благодаря правительству расплодились миллионы. 48 миллионов получают только фудстемпы!

Я лично видел, как жирнющие афроамериканские тётки в Уолмарте в Норфолке наваливали жратвы и промтоваров громадные корзины с верхом и фудстемпами расплачивались. А censored (детородный орган) у них работает как доменная печь, по непрерывному циклу, потому что за каждого нового маленького афроамериканца от другого отца (не от того же что и имеющиеся дети, это важно!) им платят отдельное пособие.

Самый уродский и халявный штат – это Калифорния. Они уже давно банкроты. Они теперь издали закон, что если кто-то когда-то работал в Калифорнии, а потом уехал, всё равно должен платить калифорнийский подоходный налог, даже если давно живёт в другом штате. Они ищут по всей стране бывших резидентов Калифорнии и опустошают их банковские счета. Короче, чума.

Все цены непрерывно растут, зарплата остаётся на месте. Социальные программы крайне неэффективны, потому что государственные служащие и соцработники – преимущественно афроамериканцы, которые ничего делать не умеют. У моей подруги мать упала по старости, разбила голову. Негритянка медсестра с Ямайки начала приклеивать ей прямо к волосам лейкопластырь. Ни выстричь вокруг раны, ни рану промыть, ни давящую повязку остановить кровотечение.

Это всё издержки левацкой идеологии афроамериканца Обамы. Суть этой идеологии в том, что спрашивают только с тех, кто ещё как-то тянет, а с тех, кто не тянет спросу никакого. У них обязанностей нет, зато прав слишком много.

Ну, у нас на Юге в Тампа Бэй ещё жить можно. Здесь южане афроамериканцам распускаться особо не дают, традиции ещё остались. А севера, Нью Йорк, Бостон - боже упаси.

Главное - понять одну принципиальную вещь. Экономика в США страшно производительная. Всего хватает навалом – и еды, и промтоваров, и жилья, и автомобилей, вообще всего. Проблема в неадекватном распределении материальных благ. С одной стороны – могучие соцпрограммы взращивают массы асоциального люмпена. С другой стороны, они пожирают массу средств, которые отнимают у работающего населения. 

Работать становится невыгодно, выгоднее сесть на пособие. Стремительно уменьшается плотность и качество профессиональных навыков на душу населения. Население дичает. Сейчас, по сути, надо уже строить ГУЛАГ для одичавшего не белого населения, просто бандитов и всяких ублюдков сажать на скромную пайку в бараки и давать пайку только тем, кто выработал дневную норму. Но никто этого делать понятно не будет. А без этого через пару десятков лет будет социальная катастрофа, потому как вся страна превратится в одну сплошную Калифорнию.

Нужен сейчас больше всего нормальный белый президент, который бы поставил оборзевшее быдло любого цвета в лопату и не постеснялся бы отстрелить тех кто жжёт на улицах машины и бьёт витрины заявляя своё право не работать. Не будет такого – значит в Америке наступит Гондурас. Пока ещё жить можно, толпы гопников по улицам не бегают, но тенденция видна совершенно отчетливо. Такие дела.

Писатель как в воду глядел и предвидел нынешние события за шесть лет до их возникновения.

Пост учителя

Второе свидетельство – пост в американской социальной сети reddit белого школьного учителя, опубликованный примерно неделю назад – в разгар волнений. После года работы в школе для афроамериканцев автор едва не ушёл из профессии. Текст учителя, приводимый с небольшими сокращениями, прекрасно иллюстрирует саму методологию превращения детей в гоблинов.

«Я был учителем естествознания в средней школе чуть менее 10 лет, работал в бедных городских школах с высоким процентов латиноамериканского иммигрантского населения, и я любил работу большую часть своей карьеры. Да, были и трудные моменты, но это была интересная жизнь.

Год, который я преподавал в чёрной городской школе, почти заставил меня полностью покинуть профессию. Весь год был полной катастрофой от начала до конца. Возможно, я мог бы написать целую книгу о дерьме, которое я там видел, но я просто собираюсь показать вам основные моменты, начиная от наименее до наиболее серьезных.

Нахождение в аудитории было необязательным. Дети постоянно входили или выходили, если они вообще появлялись. Любые попытки обеспечить соблюдение каких-либо правил об опозданиях и прогулах обычно встречались с censored (известное матерное выражение, несущее смысл "Я афроамериканец, и вступаю в интимную связь с твоей матерью!"). И даже если они все-таки появлялись на занятиях, то постоянно были шумными и как будто не в себе.

Например, одна девушка вытащила телефон, включила музыку, вскочила на стол и начала танцевать на столе. Я пытался ее призвать к порядку, но она продолжала говорить мне censored (известное матерное выражение, несущее смысл: «Я вступала с тобой в интимную связь!») снова и снова. Такое она устраивала по крайней мере еженедельно. Причём именно эта же маленькая сука выступала перед школьным советом об институциональных силах, которые сдерживают чернокожих.

Прежде чем признать себя непрофессионалом, я пытался поговорить со школьным полицейским и директором о том, что делать, потому что я никогда не сталкивался ни с чем подобным. И они сказали мне то, что я потом слышал неоднократно: «Это просто их культура. Вы должны уважать это». Ух ты! Важно отметить, что я был единственным белым мужчиной в здании. Почти каждый второй взрослый был чёрным, были также несколько латиноамериканских мужчин и единственная белая женщина.

Правда, у меня было несколько хороших детей из семей африканских иммигрантов. Один мальчик из Руанды был принят в Стэнфорд! Чёрт возьми, я так горжусь им и так рад за него. Знаете, что было дальше? Советник колледжа пытается заставить его передумать и вместо этого пойти в Грэмблинг. Сказал, что он отвернулся от своей общины, отправившись в Стэнфорд.

Вы можете подумать, что это проблема с финансированием, но мы получили больше денег на ребенка, чем любая другая средняя школа в этом районе. Но деньги в основном тратились, чтобы компенсировать то, что уничтожили дети. Мы выдавали каждому из 850 учеников ноутбук. В течение года нам пришлось провести около тысячи замен. Дети закладывали ноутбуки в ломбарды или просто уничтожали. Несколько раз я ловил учеников, которые просто бросали ноутбуки в стену или спускались на них по лестнице, хихикая и завывая, и по очереди снимая это для соцсетей.

Все калькуляторы у всех учителей математики и естественных наук были украдены учениками. Никто и ничего не мог с этим поделать, потому что школьный полицейский вместе с директором сказал мне, что это просто их культура.

Я не хочу слышать дерьмо типа «они не могут беспокоиться о занятиях в школе, поскольку бедны, и, возможно, не могут платить за жильё и голодны». Каждые две недели мы раздавали пакеты с продуктами каждому ребенку, в дополнение к школьной столовой, где детей обеспечивали трёхразовым бесплатным питанием. Однако это было чертовски бесполезно. Ученики вылавливали из еды только закуски и выбрасывали всё остальное. Сотни фунтов еды терялись в месяц. Мы часто пытались спасти то, что могли, когда они просто бросали сумки с продуктами на пол. И я точно знаю, что почти все семьи в этом районе получали субсидии на оплату жилья.

И мы еще даже не коснулись действительно большой проблемы – насилия. Драки были повседневной вещью. Обычно наказание за драку составляло около часа принудительного нахождения в аудитории. Ребенку нужно было в среднем пять драк, чтобы заработать однодневное отстранение от занятий.

По крайней мере, один раз в неделю каждый учитель получал хотя бы один удар от учеников. На меня тоже было довольно много нападений. После первого нападения детей на меня, директор потребовал узнать, что я сделал, чтобы спровоцировать их. Выяснилось, что, когда я сказал подростку, что он должен оставаться на своём месте была моя вина. Опять же почему? Это их культура!

А теперь случай, когда я решил, что с меня достаточно. Группа из шести самых больших придурков последовала за мной на стоянку. Там они достали ножи и сказали, что убьют меня, если они не получат хорошие оценки по моему предметы на выпуск. Я был напуган и побежал к директору. Директор сказал, что я должен поставить им хорошие оценки. Вы уже догадались, это просто их культура, такие вещи случаются. И что мы не хотели бы разрушать их жизни полицейским отчётом о чем-то вроде этого, не так ли?

Тогда впервые в жизни я послал директора школы и расторг контракт на работу. Это было три года назад. Я пошел в другую школу в округе, такую же бедную, но латиноамериканскую. Директор также латиноамериканец и выпускник школы. Мне здесь нравится, это как та школа, в которой я начинал работать учителем. Есть проблемы с бедностью, но ученики хорошие люди, которые пытаются извлечь максимальную пользу из того, что у них есть, и я каждый день хожу на работу с улыбкой.

Это предложение горит в моем мозгу: «Это просто их культура». Если так, то они должны простить меня, когда я совсем не сочувствую их протестам.»

Резюме

В США избрали самый ущербный пусть восстановления расового равенства. Вместо того, чтобы внедрять программы социализации темнокожего населения, им стали просто бросать подачки в виде пособий, бесплатной еды и жилья. Всё это сопровождалось бурной риторикой о вине белого человека.

Теперь выращенное поколение асоциальных бездельников демократы и близкие к ним социальные и финансовые силы используют для борьбы со своими политическими противниками уже в самой Америке.

Справедливости ради надо отметить, что таких же асоциальных и ненужных людей миллионы и среди белого населения США. Это родовая, структурная проблема американского капитализма, решать которую гуманными методами он не собирается.

Источник: Блог