Монитор UA

Почему не удержалась Харьковская народная республика

---,   24.06.2020, просмотров: 2 609

Захват Харьковской облгосадминистрации 1 марта 2014 года
Участники захвата Харьковской облгосадминистрации 1 марта 2014 года шли как с украинскими, так и с российскими флагами

Вскоре после государственного переворота 2014 года, которым завершился украинский евромайдан, на востоке Украины началось стихийное движение протеста антимайдановских сил. Его центрами стали в первую очередь Донецк и Харьков, и лишь во вторую - Луганск. 

Однако если в Донецке и Луганске удалось создать самопровозглашённые народные республики, то такая же попытка в Харькове потерпела поражение. Отправной точкой харьковского протеста стал съезд депутатов юго-востока в Харькове 22 февраля – сразу после государственного переворота и бегства президента Виктора Януковича из Киева. Ожидалось, что на съезде будет объявлено о создании альтернативного центра власти на Украине, не признающего правительство госпереворотчиков. Сценарии тогда расписывались самые разные — вплоть до полного выхода юго-востока страны из-под контроля Киева и образования отдельного государства.

Но ничего подобного не произошло – мероприятие окончилось впустую. По неподтверждённым данным, Янукович негласно присутствовал на съезде, но так и не выступил. Также ничем закончилось выступление народного депутата Олега Царёва, от которого ожидали решительных заявлений.

Тем же вечером губернатор Харьковской области Михаил Добкин и мэр Харькова Геннадий Кернес покинули страну, фактически умыв руки. А их главный оппонент Арсен Аваков, тоже харьковчанин, наоборот — получил пост министра внутренних дел в новоиспеченном правительстве Арсения Яценюка. Это создало первые предпосылки для поражения антимайдановского движения в Харькове.

Тогда протест в городе принял низовой характер. На площади перед облгосадминистрацией сформировался постоянный многотысячный митинг антимайдана, многие из лозунгов которого были пророссийскими. Кроме простых граждан, в нём участвовали представители десятков организаций – КПУ, «Украинский выбор», «Юго-Восток», «Оплот», «Союз граждан Украины», «Русь триединая» и других. Параллельно рядом проходил митинг майдана. Крупных столкновений между участниками обоих митингов не происходило.

После 22 февраля майдановцы как бы мирным путём зашли в здание облгосадминистрации, что было воспринято их оппонентами как захват. 1 марта последние силой вывели майдановцев из администрации, устроив им унизительный коридор позора. Над зданием кто-то установил российский флаг. К слову, это оттолкнуло некоторых участников антимайдана, не согласных на открыто пророссийский вектор.

14 марта на улице Рымарской произошло боевое столкновение с применением огнестрельного оружия между националистами Андрея Билецкого, засевшими в помещении организации «Просвита», и участниками организации «Оплот». Двое оплотовцев, штурмовавших офис, были убиты, трое националистов ранены. Националистов, блокированных в помещении, спас мэр Геннадий Кернес, выведший их под своей защитой. Впоследствии двое «оплотовцев» были осуждены за незаконное ношение оружия, никого из националистов за убийства к ответственности не привлекли.

Однако между участниками массовых мирных митингов на центральной площади больших конфликтов по-прежнему не возникало. Были дискуссии и даже намерения провести спортивный матч дружбы по баскетболу или футболу.

Пик событий пришёлся на 6-8 апреля, синхронно с событиями в Донецке. По воспоминаниям лидеров харьковского протеста, они обменивались информацией с донецкими единомышленниками, но оба движения были совершенно независимы. Что же касается пресловутого российского влияния, то если оно и было, то не оставило каких-либо явных следов. Все действия в обоих городах вполне объяснимы низовой инициативой – если принять во внимание их слабую организацию и хаотичность, особенно в Харькове.

6 апреля харьковские антимайдановцы захватили здание Облгосадминистрации, договорившись о неприменении силы с охранявшим его милиционерами. С представителями официальной власти договорились, что в течение трёх дней состоится заседание Харьковского областного совета, который объявит о проведении референдума о независимости региона.

Уже на следующий день, 7 апреля, на площади начались столкновения между участниками митингов. Лидеры антимайдана, осознав, что никакие договорённости властями не будут исполняться, вновь захватили ОГА и объявили о создании Харьковской народной республики. Был провозглашён альтернативный самоназначенный состав Облсовета, принято обращение о помощи к Российской Федерации. Руководителем ХНР объявили Антона Гурьянова, лидера местного движения «Русский Восток». Вполне вероятно, что в Харькове последовали примеру Донецка, объявившего о создании ДНР в тот же день.

Проправительственные силы отреагировали на ситуацию в Харькове, в отличие от Донецка, решительно. Инициатива шла от новоназначенного губернатора региона Игоря Балуты. В центре курировали процесс министр внутренних дел Арсен Аваков и на тот момент командующий Нацгвардией Степан Полторак. Балута вспоминал, что через внедрённых в движение антимайдана информаторов был в курсе всех событий. В Киеве 7 апреля объявили о начале антитеррористической операции.

Ночью на 8 апреля официальные власти силами отряда милиции специального назначения «Ягуар» из Винницы (местным милиционерам не доверяли) провели решительный штурм здания Харьковской ОГА. Погибших в его ходе не было, хотя вследствие применения неустановленных средств в здании возникли пожары, а многие помещения были разгромлены. При этом засевшие в ОГА сторонники ХНР оружия не имели и сопротивления практически не оказали.

Всего правоохранители задержали в здании 65 человек, из которых 63 были впоследствии осуждены. Антону Гурьянову, как и некоторым другим лидерам протеста, удалось избежать задержания и впоследствии уехать из Украины.

Российский след в истории с ХНР ярко иллюстрируют воспоминания Игоря Балуты. По его словам, за час до начала штурма ему прямо в рабочий кабинет неожиданно позвонил депутат Госдумы РФ Владимир Жириновский.

Суть разговора такова. Он говорит: надеюсь, вы не будете жестоко обращаться с русскоязычными, пророссийски настроенными гражданами. Я отвечаю: вешать на столбах их никто не будет, всё будет элегантно. Посмеялись,

- рассказывал Балута.

Однако это не было ещё концом харьковского сопротивления. 14 апреля антимайдановцы, по-прежнему собиравшие многотысячные ежедневные митинги, попытались захватить здание горсовета и выдвинули требования освободить задержанных. А 21 апреля на центральную площадь подвезли строительные материалы для сооружения долговременного лагеря протеста. Эти попытки были сорваны и жёстко подавлены властями и милицией.

Именно 21 апреля Балута считает ключевой точкой победы. Другие считают поворотными пунктами июньский митинг майдана или даже снос памятника Ленину в сентябре.

Но факты таковы, что после 21 апреля крупных выступлений антимайдановцев в Харькове уже не допускали – их запретили в рамках антитеррористической операции. А МВД и СБУ по указаниям властей начали планомерную зачистку тех, кого считали сепаратистами. В течение первых трёх месяцев таковых по данным милиции задержали более 300, до конца 2014 года – около 700. Большинство из них были осуждены. По воспоминаниям харьковских антимайдановцев, всего репрессиям подверглись около 3 тысяч человек.

После начала репрессий Харьков, как тогда говорили, затаился. Несогласие с Киевом стало выражаться в других формах — диверсиях, так или иначе направленных против деятельности националистов и силовиков. Взрывы происходили на железной дороге, возле воинских частей и больниц, обстреливались военкоматы и даже завод имени Малышева, на котором для ВСУ делали и ремонтировали танковую технику. По данным СБУ, в течение 2014 года на территории Харьковской области было совершено 29 террористических актов и 16 диверсий. Но организованы они были так, чтобы люди не пострадали. Ещё ряд диверсионных актов были предотвращены.

В 2015 году диверсии продолжились, однако они стали приводить к жертвам. Всего погибло 4 и было ранено 27 человек.

В 2014 году антимайдановцы продолжали и массовые акции, но уже под лозунгами борьбы за мир или противодействия сносу памятников. Эти акции разгонялись милицией (впоследствии полицией) и националистами. Многих антимайдановцев избивали при подчёркнутом равнодушии властей. На мэра Харькова Геннадия Кернеса было совершено покушение – его тяжело ранили выстрелом из снайперской винтовки. После этого Кернес фактически стал инвалидом. На дом бывшего губернатора Харьковщины Михаила Добкина в 2015 году националисты совершили нападение с применением огнестрельного оружия.

Окончательно ситуация стабилизировалась к концу 2015 года вместе с укреплением общегосударственного послемайданного режима. Во многом этому способствовал трагический пример ДНР и ЛНР. В массах стало преобладать мнение, что лучше плохой киевский режим, чем кошмар самопровозглашённых республик.

Резюме

Харьковская народная республика была низовым слабо организованным движением. Её не поддержали никакие влиятельные силы – ни внешние, ни внутренние. В отличие от, например, Донецка, где сначала к созданию ДНР приложил руку тот же Ринат Ахметов.

Харьковское протестное движение было подчёркнуто невооружённым (за исключением единичного столкновения). Противостоять вооружённой силе государства оно не могло.

Тогдашнее украинское руководство правильно оценило ситуацию, сосредоточив имеющиеся ограниченные силы на подавлении протестов на более лёгком участке антитеррористической операции. Это привело к важнейшему успеху для укрепления власти, пришедшей в результате государственного переворота. Ведь Харьков по политическому значению перевешивает Донецк и Луганск вместе взятые. Харьковский сепаратизм подавили с невиданной жёсткостью.

Тем более вызывает удивление сам феномен харьковского восстания, пусть и закончившегося жестоким поражением. Оно было проявлением истинно народной воли в современном мире господства интересов крупного капитала и манипулятивных социальных технологий управления массами.

 

Комментарии читателей: