Монитор UA

В Белоруссии оппозиция готовит свержение Лукашенко

Беларусь,   27.07.2020

Женщина кричит на протесте в Минске
Женщина кричит на протесте в Минске 14 июля 2020 года. Фото: Василий Федосенко / Reuters

Ситуация в Беларуси крайне сложная и запутанная. С объективной стороны, Лукашенко усилиями своего окружения уверенно взошёл на эшафот. 

Казалось, что раз режим в Минске столь системно, годами создаёт параллельный социально-политический институт антирусских националистов (с центром управления на Западе!), то у Лукашенко и спецслужб должен быть проработанный и безотказный механизм контроля этих националистов. 

Роковое заблуждение Лукашенко

До поры до времени казалось, что так и есть. Националисты за период 2010-2020 постепенно покинули подполье и, зубоскаля чиновникам, совместно с ними выпиливали русский язык, продвигали культурные инициативы (орнамент, вышиванку, латинку, древнюю белорусскую историю) и тем самым лепили из русскоязычного населения РБ этнічную нацыю беларусаў. Многие чиновники, гос. медийщики, околорежимные бизнесмены полностью влились в движение и по высказываниям и контактам стали неотличимы от бывшей оппозиции. 

По мере оформления этого альянса мантры о смене режима и демократизации стремительно предавались забвению. Националисты более не посягали на власть Лукашенко, который изображал мудрую, символическую фигуру, нейтрально обозревающую станаўленне нацыі і канец эпохі расейскага ўплыву ў Беларусі. Частично дистанцируясь от белорусизации и не декларируя её открыто (при этом являясь её главной движущей силой!), Лукашенко даже сохранял статус союзника РФ, умудряясь получать от неё огромные дотации и ресурсы на избавление от русской культуры под евразийскими и неокоммунистическими лозунгами. 

Даже Запад, создав свою сеть в Беларуси, казалось бы, двигался к признанию Лукашенко. Росло число контактов США, европейских держав, Брюсселя, НАТО не только с гражданской частью института, но и с официальным Минском — особенно с теми медийщиками, чиновниками и бизнесом, которые проявляли себя в дерусификации. Белорусские парламентарии из потрёпанных невыездных дядек превратились в каких-никаких, а партнёров европейских коллег по диалогу. Минск, ранее белое пятно на картах американцев и европейцев, стал настоящим клондайком западных НГО, образовательных и аналитических центров, финансовых институтов, медиа и разведок, которые дополнительно прикладывали усилия к сокращению использования русского языка и к росту националистических настроений. 

Одновременно было ощущение, что Лукашенко и его спецслужбам удалось сохранить консолидированные элиты и не допустить формирование конкурирующего прозападного лагеря — прозападными становились все элиты сразу, и они по-прежнему признавали главенство Лукашенко. Мягкий рост национализма даже умудрился, казалось, не расколоть население: пассивное большинство (озабоченное финансовым выживанием) не замечало сжатия роли русского языка и роста количества вышиванок, орнаментов, бело-красно-белой гаммы и смены риторики в медиа, а активное меньшинство вливалось в движ и принимало его догмы и символы, становясь партнёрами медийщиков, чиновников и бизнеса по белорусизации.

Всё двигалось к триумфальному входу Лукашенко в сообщество цивилизованных лидеров, и к выходу Беларуси из русского культурного пространства и сферы влияния России... или, по крайней мере, так казалось.

Лукашенко стал не нужен

Близость выборов внезапно обнажила, что нацыi нужно двигаться дальше, и Лукашенко в этом откровенно является пятым колесом. Он просто мешает. 

Зачем Западу тащить в свой лагерь республику с неудобным ковид-диссидентом (перебившим в своё время своих конкурентов) во главе, если можно сделать то же самое, поставив младореформатора? 

Зачем Макею подобострастно, стоя выслушивать ругань Лукашенко по поводу RFE/RL и Радыё Свабоды, если контакты с кураторами этих структур дают Макею гораздо больший вес в институте националистов и в белорусском обществе, чем у самого Лукашенко? 

Зачем белорусским парламентариям и дипломатам на западном направлении юлить, потеть и прикладывать огромные усилия, пытаясь отбелить далеко не европейские действия Лукашенко, если можно быть честными с самими собой и с партнёрами, представляя настоящего европейского лидера? 

Зачем внутрибелорусским националистическим медиа, активистам, НГО постоянно ощущать над собой дамоклов гладий белорусских спецслужб, отчитываться перед ними за свои контакты и публикации, и дрожать перед неминуемым концом оттепели, если можно избавиться от архаичной части режима и самим стать полноправными хозяевами?

Зачем Минскому диалогу и ко изображать, что разворот Беларуси на Запад достаточно быстр, если можно ускорить его на самом деле?

Зачем националистам терпеть Лукашенко с его приличиями на российском направлении и постепенным выдавливанием русского языка, если можно разорвать отношения с РФ открыто (а не мелко гадить, изображая союзника) и начать выпиливать русский язык, продвигать латинку, орнамент, вышиванку с поднятой головой, а не тайно рассылая по инстанциям бумажки?

Зачем чиновникам, медийщикам, деятелям культуры, ведущим, активистам, бизнесменам постоянно балансировать между националистами и Лукашенко, оправдываться на ковре за излишне смелые высказывания, если можно скинуть надоевшего колхозника и стоять на своём?

Подготовка реванша белорусских националистов при содействии Запада

Близость выборов стала фазовым переходом, западный институт антирусских националистов набрал критическую массу и стал подменять собой режим. Осязаемая возможность перемен возвысила искусственный институт и резко отделила его от архаичных частей режима, сформированных до 2010 года. НГО, медиа и активисты, ранее братавшиеся с режимом, стали шатать Лукашенко и выступать за альтернативных кандидатов. 

Те самые чиновники, государственные медийщики, околорежимные бизнесмены, влившиеся в националистическое движение, стали как минимум высказываться против репрессий режима в отношении восставшей из пепла оппозиции, а как максимум — выступать за иных кандидатов и бунтовать. Консенсус антирусского института по поводу приемлемости Лукашенко полностью развалился. Лукашенко, думая, что он самый умный и избежал ямы Януковича, прямиком в неё и угодил, с белорусской спецификой, конечно.

Архаичная часть режима в лице силовиков ответила отколовшемуся институту репрессиями, которые в Беларуси не практиковались ещё с выборов 2010 года. Силовики, уже привыкшие прикрывать националистов от «ваты» и содействовать дерусификации, стряхнули пыль со старых методичек про «змагаров», «оппов», «зловредный Запад», хотя те давно перестали быть оппозицией и стали единственным легальным социально-политическим институтом в Беларуси, который просто заявил свои права на власть. И благодаря вездесущести института и легальности националистических символов, сочувствующих к бунтарям полно среди МВД, ВВ и спецслужб.

Очнулась от летаргического сна и Россия. Похоже, в последние годы, помимо пустых переговоров об интеграции (в которых Лукашенко обманул президента Путина как мальчишку), велась подготовка к воздействию на внутрибелорусское поле. У меня есть отчётливое ощущение, что Россия имеет отношение к переходу западного института из системного состояния в оппозиционное. С одной стороны, процессы в Беларуси напоминают перехват американцами Украины у европейцев в 2013-14, когда тихие националисты, которые подкармливались Януковичем, стали громкими и скинули его; или Армению 2018. 

В Беларуси по-европейски вкрадчивая работа по переформату менталитета также резко сменилась на американскую браваду. Видна и роль американских структур (которые вели оппозицию в эпоху до 2010 и сохранили инфраструктуру) в активизации протеста. Но с другой стороны, многие ключевые люди и структуры, которые отметились в выходе института из-под контроля Лукашенко, работают через Россию — тот же Белгазпромбанк, но не только. Также против Лукашенко работают многочисленные рос. либералы, что характерно — подконтрольные.

Впрочем, работа против Лукашенко и без России всегда оставалась в повестке Запада как один из ключевых вариантов. Россия, кажется, лишь бросила соломинку на хрупкие весы баланса между противниками и сторонниками Лукашенко (и realpolitik) на Западе. А сама Россия, в свою очередь, проснулась потому, что в ведомствах, кажется, осознали, что работа западного антирусского института напрямую угрожает влиянию РФ в РБ. А нарушив данную на святой земле клятву, Лукашенко навлёк на себя гнев совершенно иных по своей сущности сил.

Суммируя, прозападное окружение Лукашенко устроило всё так, что Лукашенко списали и на Западе, и на Востоке. Они сами подвели его к петле и услужливо помогли ему надеть её — даже сейчас, при электоральном провале, государственный аппарат РБ продолжает накачивать мову, вышиванки и орнаменты, что лишь раздувает пожар недовольства Лукашенко и раззадоривает толпу. А западные НГО, которые по-прежнему призываются в республику гос. аппаратом, осваиваются и сразу включаются в работу против Лукашенко.

Поражение белорусской политики России

Негативная сторона же заключается в том, что Россия полностью приняла правила игры западного института антирусских националистов в РБ. Когда кандидаты и медиа, связанные с РФ (а я знаю, какие), вдруг начинают топить за возвращение символики 1994, т.е. БЧБ и Пагони, а я спрашиваю корреспондентов, какого чёрта — мне отвечают, мол, вопрос символики по социологии (наверное, ФСО-шной) важен для 40% граждан. Я возражаю, что всем по большому счёту плевать (националистические настроения накачаны институтом и поверхностны), обращаю внимание на резкий рост пророссийских настроений в РБ после Крыма (заходить можно с рос. флагом, а лучше с имперской) и говорю, что такое не выгодно России — мне отвечают, мол, это лишь механизм консолидации против Лукашенко, а потом будет переформат в противоположную сторону.

Вот вы верите, что планировщики и исполнители РФ имеют достаточно прямые руки, чтобы управляемо накачать протест против Лукашенко на антирусской символике, поставить своего человека, а потом без многонационального блеяния эту символику убрать? Я, вот, не верю. Потом ещё какие-нибудь полезные идиоты подскажут, что и символику, и мову, и идеи нужно и дальше использовать, чтобы завоевать доверие беларусаў. Получится советская белорусизация №2, когда федеральный центр будет накачивать непопулярные среди населения взгляды и поддерживать антирусскую нацыянальную інтэлігенцыю, что приведёт к дерусификации и сепаратизму. А объяснение в том, что с прорусской символикой и идеями беда даже в самой РФ. Поэтому в РБ и не получилось ничего создать.

Аналогичный ответ на вопрос, почему данные кандидаты используют белорусский орнамент или почему говорят о роли мовы. Сказано — это единственное, под чем сейчас можно собрать оппозицию Лукашенко. 

Вместо прямого создания прорусской силы, приходится через хитровывернутые схемы и пакты перекупать западников с откровенно антироссийскими взглядами, и смотрится это откровенно жалко. Я сомневаюсь, что потом гладко выйдет их убрать. Да, и Лукашенко убирать надо и срочно. Фактически, его уже нет. А что потом? Западные НГО не могут зачистить даже в самой России, а уж в Беларуси после смены власти не удастся тем более.

Ведь весь мовно-орнаментный треш накачан тем самым институтом, и Лукашенко валят, чтобы от института избавиться. Целесообразно ли тогда поддерживать такие символы? Очевидно, что это противоречит интересам РФ в РБ и самой цели смены Лукашенко. Опросы населения имеют дело с линейными параметрами. Например, ответы выборки белорусов на вопрос «как бы вы поступили в случае резкого вступления РБ в состав РФ?» будут отличаться от реальной реакции, если такое произойдёт. Реальное отношение к мове у большинства белорусов презрительное, но в опросах они так никогда не ответят, и т.д.. Нельзя принимать за чистую монету крайне поверхностные настроения, которые накачаны работой последних 5-ти лет, и на этом основании дополнительно поддерживать эти настроения. 

Это и есть главный риск — что Россия будет заходить в РБ через прокси в виде западного института, который легко навешает гос. аппарату РФ лапши на уши про то, как белорусы любят мову. Есть у меня подозрение, что за такую политику ответственна определённая группа влияния в РФ, имеющая связи на Западе.

Главный вопрос — что и как делать после Лукашенко, чтобы откатить ту работу, что Запад вёл в РБ последние 10 лет, интегрировать РБ и не нарваться на поддержку белорусизации и «моста между Западом и Востоком»?

 
 
Мария 27 июля 2020 20:25
Наивные белорусы, я полагал, что только в Белоруссии остались еще трезвомыслящие. оказалось - ошибался. Веками отработанные методы западной пропаганды работают на славу. Видать, белорусы хотят, чтоб их так же как украинцев начали геноцидить. пока есть Лукашенко, пока не дает уничтожать белоруссов, как придет бизнесмен или от западник, все белорусов не станет. А жаль! Сочувствую.
Ирина 28 июля 2020 09:27
при такой оппозиции лучше Колю дождаться