Монитор UA

Почему люди до сих пор поддаются коронавирусной истерии

Мир,   28.07.2020

Ослепленный страхом человек теряет способность адекватно воспринимать реальность
Ослепленный страхом человек теряет способность адекватно воспринимать реальность

В марте месяце, когда не было толком никакой информации о коронавирусе, ещё можно было поверить в миф о «новой страшной эпидемии». Но ведь потом появилась масса информации.

 С разоблачением этого фейка выступили множество врачей и ученых-вирусологов. Уже совершенно ясно, что в Белорусии, где президент отказался идти на поводу у мошенников, всё хорошо. Да и каждый, оглянувшись вокруг себя, видит, что мало кто из его знакомых и родственников заболел, а кто заболел, тот переболел себе и выздоровел.

В сети появилось множество роликов, в которых авторитетные ученые, врачи, специалисты-эпидемиологи дотошно объясняют, почему "пандемия" - это ни что иное как афера мирового масштаба.

Психологическая основа

Тем не менее, множество людей до сих пор боится коронавируса и верит не специалистам, а телеведущим, чиновникам и политикам. Которым нельзя верить по определению. Почему же происходит такой абсурд? Этому могут быть следующие объяснения.

  1. Поменять свое мнение под давлением фактов могут только самостоятельно мыслящие люди. Таковых по разным оценкам от 3 до 5 процентов в человеческой популяции. Остальные просто выбирают готовую точку зрения и потом придерживаются её, несмотря ни на что. Они похожи на футбольных болельщиков, которые просто болеют за свою команду, безотносительно того, проигрывает она или выигрывает. Так люди изначально поверили в официальную версию и теперь уже им просто не хочется менять свое мнение.

  2. Большинство людей трусливы. Раньше трусость считалась пороком. Булгаков её называл вообще самым страшным человеческим пороком. И многие, даже от природы энергетически слабые люди, в советские времена превозмогали себя, по Чехову "выдавливали из себя по капле раба". Сейчас же культурные традиции в этом плане сильно изменились. Особенно в мегаполисах. Особенно, если человек сумел добиться достатка. В обществе, где материальный достаток возведен в наивысшую ценность, быть трусом уже не стыдно. Обыватель, потребитель – это трус по определению. Так общество превратилось в безвольную толпу, которой очень легко манипулировать при помощи страха.

  3. Люди в большинстве своем не готовы идти против общепринятого мнения. Это еще называется интеллектуальная лень. Зачем отстаивать свою точку зрения, какая мне выгода от этого? Зачем разбираться в чем-то самостоятельно, если за меня уже подумали? Всё прожевали и нужно только проглотить? Тратить свою энергию и время на то, чтобы в чем-то разбираться? Да ну нафиг, в телевизоре и так всё объяснили.

  4. Пропаганда коронавируса идёт слаженно, по всем каналам СМИ. Впервые в унисон сработало телевидение, работающее по старикам, и интернет, где ведется обработка молодежи. Такого раньше никогда не было, чаще бывало наоборот – интернет был оппонентом телевидению. Отсюда множество молодежи в хирургических и тряпочных масках на лицах. Будучи невежественными в политике и медицине, не имея навыка аналитической работы они простодушно купились на уловки манипуляторов.

  5. Пропагандисты коронавирусной истерии используют методы манипуляции сознанием. В частности, подмену понятий. На самом деле же никто не спорит с тем, что коронавирус в природе существует. Речь идет только о вопиющем несоответствии степени его опасности и принимаемых мер. Что как бы намекает на то, что коронавирусная инфекция - повод для карантинных мер, а не истинная причина. Пропагандисты же всех записывают в отрицателей самого существования коронавируса, чем превращают их в банальных невеж.

  6. Коронавирусные пропагандисты аппелируют к благородным чувствам. Это классика манипулятивных технологий! «Даже если ты сам не боишься заразиться, проявляй гражданскую ответственность и носи маску, ведь ты можешь заразить какую-нибудь бабушку», - так звучала пропагандистская манипулятивная установка. Для этого, правда, пришлось спешно придумать «бессимптомных носителей» (о которых ранее мы при ОРВИ никогда не слышали), но и этот миф все проглотили достаточно легко.

  7. Люди не в состоянии посмотреть на ситуацию в контексте шире привычного. Политика всегда была сама по себе, а медицина - сама по себе. А вот так, чтобы медицину использовали в политических целях - такого еще никогда не было. Со временем люди к этому привыкнут, но какое-то время для большинства медицина и политика будут оставаться несоединяемыми понятиями. Поэтому поверить в то, что запугивание болезнью - это политическая технология, они не могут в принципе.

  8. Очень часто современные люди не понимают законов и правил функционирования государственного механизма. Раньше для всех было естественным, что все люди встроены в иерархическую структуру, то есть любой человек в государственной системе кому-то начальник и кому-то подчинённый. Теперь же на описание этого естественного механизма часто вызывает у читателя дебильное ерничание на тему "теории заговора". К примеру он не верит что со всеми могли договорится. А по факту чиновнику не надо даже указание давать, не то что договариваться. Он всегда чувствует тренд, конъюнктуру. И действует в соответствии с этим трендом. А любой руководитель государственного лечебного учреждения - это в первую очередь чиновник, кстати.

  9. Многие люди до сих пор верят в то, что государство заботится об их здоровье. Это связано с так называемой когнитивной ригидностью. Проще говоря, многие люди ментально ещё живут в СССР. Советский Союз на самом деле заботился о здоровье своих граждан, поскольку эти граждане были движущей силой его развития. Но того государства давным давно нет. На его месте буржуазное, для которого население - это по сути обуза. И все последние годы государство это доказывало, всячески сокращая бесплатное здравоохранение и превращая медицину в бизнес. И тут вдруг бабах: и якобы ради здоровья граждан правительство идёт на какие-то запредельные жертвы. Не чувствуете ли вы тут подвоха? Если вам по-прежнему кажется, что вы живете в СССР, то нет, не почувствуете.

  10. Люди верят статистике. Статистика заболеваемости была и остается главным доказательством коронавирусной аферы. Но аналитики прекрасно знают как легко можно манипулировать статистикой. Одни данные указывать, другие нет, одни показывать так, а другие эдак, указывать сопутствующее заболевание в качестве основного. И никакой лжи ведь не будет. А все будет перевернуто с ног на голову.

  11. Люди принимают за доказательство действия властей. То есть априори предполагается, что власти всегда действуют разумно и правильно. То, что власти могут совершать глупости, в это большинство добропорядочных граждан просто не верит. Как бы они сами не ругали власти, но все равно в них жива установка на то, что у власти лучшие люди, а значит более умные и профессиональные. Пожалуй, это тоже привет из СССР, не имеющий ничего общего с современными реалиями.

  12. Под воздействием пропаганды инфантильные люди стали обычные вещи воспринимать как сверхъестественные. Пневмония, вызванная вирусной инфекцией, во все времена была одной из распространенных причин смерти. И уж тем более, никто никогда не впадал в панику по поводу заболевания гриппом. Сейчас же, под влиянием пропаганды, ситуация с этими самыми обычными болезнями стала представляться вселенской трагедией. Чаще всего этим страдают люди инфантильные. В обычной жизни они обычно гонят от себя мысли о смерти, а тут их насильно с ними столкнули, и это вызвало у них истерическую реакцию.

Тотальная манипуляция

Однако податливость большинства обычных людей в восприятии коронавирусной аферы можно понять и простить: до сих пор мир ещё не сталкивался с манипулятивной информационной кампанией такого масштаба и интенсивности. Это действительно первая зафиксированная в истории удачная общемировая, по-настоящему глобальная, афера, сопровождающаяся просто тотальным потоком манипулятивной лжи из большинства СМИ и интернет-площадок.

Конечно, глобальные (западные) СМИ давно превратились в мегарупор лживой пропаганды. Но обычно их манипуляции наталкивались на противодействие атакуемой стороны. Элементарный пример: когда Запад начинал информационные атаки против России, российская пропагандистская машина продуцировала контрпропагандистские материалы, не без успеха нивелирующие западные нападки.

То же самое было в случаях предыдущих мировых манипуляций на естественных факторах. Например – с глобальным потеплением. Россия, Китай, да и США не захотели поддерживать меры, якобы направленные на уменьшение выбросов парниковых газов. И – о чудо – в СМИ и интернете появилось достаточно контрматериалов, что отодвинуло проблему глобального потепления из сферы реальной политики в научную заводь. Отметим, что само глобальное потепление как объективный фактор, несомненно, существует, и с высокой долей вероятности его нынешнее ускорение имеет антропогенное происхождение. Но вот спекульнуть на этой теме в интересах одних выгодополучателей их противники не позволили.

В случае с коронавирусной пандемией каких-либо крупных информационных ресурсов, противостоящих общемировой истерии, не нашлось. Интересы владельцев основных СМИ и интернет-площадок или совпали, или же они были вынуждены поддержать общий тренд, чтобы не повергнуться остракизму. В голове процесса шли, естественно, мировые СМИ, базирующиеся в США. Их полностью поддержали глобальные интернет-ресурсы: Google c Youtube, социальные сети, информационные площадки и паблики.

В своих интересах к информационной кампании поддержки коронавирусной истерии присоединилась Россия. А значит – ведущие российские СМИ, включая проправительственные и не говоря уже о зависимых от Запада либеральных, а также интернет сервисы от Mail.ru до Яндекса. То же самое касается Китая. Об остальных странах можно и не упоминать.

Развенчивали бросающуюся в глаза ложь коронавирусной пропаганды только отдельные сайты, врачи, блогеры, некоторые политики и государственные деятели (поначалу даже президент США Дональд Трамп). Но если на низовом уровне тренд на недоверие к обоснованности карантинов получил массовую поддержку, то не сколь-нибудь официальном он неизбежно подвергался маргинализации.

И это неудивительно. Информационная поддержка коронавирусной истерии всеми участниками была активной: не только публикация апологетических материалов, но и жесточайшая цензура критики. Работающие на средства фондов так называемые грантоеды создали целую сеть информационных ресурсов, следящих за критическими публикациями. Одним якобы развенчанием на своих страницах они не ограничиваются. Работает массовая система жалоб администрации поисковиков, социальных сетей и информационных площадок. Находящиеся в общем тренде админы блокируют неугодные публикации и ресурсы.

Пример такого стукаческого сайта – voxukraine.org, неплохо себя чувствующего на деньги Сороса. Сайт отслеживает критические публикации по коронавирусу. Его так называемые опровержения - просто набор из темника пропаганды, никак логически не опровергующий критикуемые материалы. Но добросовестное опровержение - не задача voxukraine.org. Главное, что он просто стучит администрации ресурсов, опубликовавших неугодные материалы. Например, на Youtube, если это видео известного пользователя, или же в Google и Яндекс на статью на независимом ресурсе. А админы ресурсов радостно или вынужденно банят неугодные публикации.

Так работает современная свобода слова. Ложь и контроль информационного пространства приняли поистине глобальные масштабы, что ещё не осознано большинством политологов и аналитиков. Коронавирусная кампания была здесь первой полностью успешной ласточкой, но уже вовсю разворачивается вторая: Black live mater.

Это кризис такой традиционной западной ценности, как свобода слова, который последняя, очевидно, не переживёт. Причём, как в любом кризисе, постфактум предпосылки к нему были видны давно, но предсказать его наступление никто не смог. Уже давно вне критики находились сексуальные, расовые и другие меньшинства, мигранты и т.д. Во многих странах вводилась уголовная ответственность за распространение или отрицание определённых мнений. Понятие информационного экстремизма за высказывание своего мнения в СМИ и соцсетях трактовалось репрессивными системами некоторых стран всё более широко.

И вот новая реальность наконец-то наступила. Теперь человечеству придется в ней жить долго.