Монитор UA

Власть и майданщики в Белоруссии вцепились друг в друга мёртвой хваткой

Конфликты,   12.11.2020, просмотров: 249

женский марш в Минске
После жётского ответа милиции протестующие перешли от коктейлей Молотова к женским маршам

Белорусский майдан продолжается, хоть и ужался до размеров центра Минска. Усилия власти, направленные на полное усмирение и умиротворение протестов, остаются тщетными. 

Власти Республики Беларусь продолжают уголовное преследование и задержание участников протестов, прибегающих к незаконным формам и методам. По данным оппозиции, за последние шесть месяцев в отношении участников избирательной кампании и акций протеста заведено свыше 900 уголовных дел. Но протестующих это не останавливает. 

Выходом из политического кризиса может и должна стать политическая реформа в Белоруссии. Этого давно хотят власти, и этого же требует прозападная оппозиция, но видение конституционной реформы у обеих сторон белорусского политического кризиса разное. 

По утверждению Александра Лукашенко работа над новой Конституцией ведется уже два года. Выступая на эту тему 7 ноября Лукашенко оптимистично пообещал, что новую Конституцию примут без всякой ломки и катастроф, но её содержание президент конкретно не раскрыл. Однако по его намёкам и главному вектору общественного запроса можно обоснованно предполагать, что конституционные изменения будут предполагать сужение полномочий президента, усиление парламента и других ветвей власти. Лукашенко обещает децентрализовать власть и перейти чуть ли не на парламентскую модель демократии. Это его ответ на протесты и наболевшие запросы общества.

Превращение президентской республики в парламентскую с передачей большей части президентских полномочий премьер-министру и парламенту довольно широко практикуется в постсоветских странах. В Грузии и Армении такие реформы инициировали завершавшие второй срок президенты с целью продления своего нахождения у власти уже в качестве премьер-министров. Правда, кончились там эти затеи весьма печально.

Аналогично на Украине в 2005 году урезанные полномочия получил президент Виктор Ющенко. Тогда эта реформа способствовала установлению внутринационального мира после оранжевого майдана: Виктор Янукович смирился с поражением в обмен на отказ Ющенко от части власти. Правда, уже в 2010 году сам Янукович дезавуировал парламентскую реформу, а после 2014 года о ней никто и не вспоминал. Но она не прошла бесследно: сейчас украинский президент имеет гораздо меньше императивных полномочий, чем имел Леонид Кучма в конце своего второго срока. Президент Украины сильно зависит от Верховной Рады, особенно в плане назначений и снятий чиновников, а также в финансовых вопросах. И законных оснований игнорировать другие ветви власти у него нет. Что, к слову, и показывает нынешний кризис с Конституционным судом: чтобы заставить КС отменить решение Владимир Зеленский и его окружение применяют незаконные методы.

Так что конституционная реформа в теории – реальный механизм решения внутренних кризисов. Вот только в случае Республики Беларусь у уличной оппозиции нет никакого проекта новой Конституции. Разработать его она просто не в состоянии. Слабо организованная минская фронда предложила только одно: возврат к основному закону 1994 года – то есть положению до прихода Лукашенко к верховной власти. Об этом сообщала и говорящая голова беломайдана Светлана Тихановская, а ранее – ныне сидящий в СИЗО кандидат в президенты Виктор Бабарико.

Наверняка можно утверждать лишь то, что новый Основной закон будет принят. Скорее всего, сначала его проект будет обсуждаться на Всебелорусском народном собрании. И, возможно, будет проголосован на конституционном референдуме.

Однако условий для использования конституционной реформы для замирения власти с оппозицией в Белоруссии, в отличие от той же Украины 2005 года, нет. Смысл реформы – в уступке части власти. У Януковича в 2006 году было большинство в Раде, и используя расширенные полномочия он успешно противодействовал Ющенко-президенту. И в конце концов – сменил его на этом посту. Другой вопрос, что усидеть до конца каденции Януковичу не удалось. И здесь одним из раздражающих общество факторов стала отмена им конституционной реформы. То есть – ликвидация этого смягчающего механизма.

В РБ же реформа не передаёт оппозиции никакой власти. По крайней мере – до проведения парламентских выборов, когда уличная фронда сможет получить там какое-то представительство. Но конкретных предложений, могущих заинтересовать оппозицию, Александр Лукашенко не озвучивает. Возможно, когда содержание реформы будет обнародовано, дело сдвинется в мёртвой точки – оппозиция заинтересуется переводом борьбы в политическую плоскость. 

Первые подвижки уже есть. Бывший кандидат в президенты Белоруссии Светлана Тихановская заявила о готовности к переговорам с властью и напомнила, что для этого она инициировала создание переговорного органа – координационного совета. Похожие заявления по конституционному диалогу были и от других оппозиционеров.

Однако здесь важно понимать, что главная цель оппозиции – не усовершенствование политической системы Белоруссии, а устранение лично Александра Лукашенко. Оппозиционеры, а точнее – их западные кураторы, правильно считают, что именно Лукашенко является главным тормозом превращения Республики Беларусь в управляемый придаток Запада наподобие Украины. И любые конституционные уступки власти они будут понимать только как промежуточный этап по свержению Лукашенко.

В своё время Александр Лукашенко пришёл к власти как кризисный менеджер. Кризис 90-х он преодолел, сохранив в Белоруссии лучшие достижения БССР в экономике и социальной политике. Белоруссия осталась таким себе островком СССР на постсоветском пространстве в море более или менее дикого капитализма, подчас переходящего в ещё более архаичные формы государственного устройства.

Лукашенко осуществил важнейший исторический эксперимент: можно ли было сохранить Советский Союз. К сожалению, авторитарные методы управления белорусского президента утомили даже значительную часть населения Белоруссии. Люди умом понимают, что ликвидация модернизированной советской системы, созданной Лукашенко, будет означать ухудшение их жизненного уровня и отказ от социальных гарантий. Но стремление к изменениям сильнее разума. И Республика Беларусь, сделав виток спирали, подошла к новому кризису.

Похоже, что Александр Лукашенко не собирается уступать. Он прекрасно понимает, что не может сосуществовать с прозападной оппозицией в одной политической системе. Или он, или они. Поэтому полноценной парламентской республики, дающей им реальную власть, скорее всего он не создаст. А руководить страной он будет, пока здоровье позволяет. Так что разрешения белорусского кризиса пока не видно.

 

Комментарии читателей: