Монитор UA

Было ли в СССР жить хорошо: о потреблении, дефиците и нефтяной игле

Уровень жизни,   23.11.2020, просмотров: 4 231

Мебельная стенка, хрусталь, ковры, мягкий уголок, цветной телевизор
Мебельная стенка, хрусталь, ковры, мягкий уголок, цветной телевизор, золотые украшения - такие предметы роскоши тех лет могли себе позволить большинство советских семей

Дискуссии по поводу качества жизни в Советском Союзе составляют важную часть общественного дискурса на постсоветском пространстве. В них бывают вовлечены общественно-политические деятели, журналисты и, конечно, пользователи социальных сетей. Разброс мнений велик: от тирании, где всех убивали, а есть было нечего – до рая на земле, где государство обеспечивало человеку прекрасное существование.

Правда же состоит в том, что оппоненты в подобных очных или заочных дискуссиях сравнивает разные явления и времена и к единому мнению прийти в принципе не могут. СССР 1930-х и 1970-х отличается не меньше, а может и больше, чем царская Россия и Советская Россия времён НЭПа (1921-1929). Здесь надо уточнить, что такие дискуссии и не направлены на установление истины. Агрессивная либеральная пропаганда, распространяя ложь, стремится уничтожить объективное представление о Советском Союзе, явившем миру, невзирая на все недостатки, действительно альтернативный путь развития. А в условиях тотального информационного доминирования либеральных СМИ противники огульного очернения СССР, не имеющие развитой научной теории и значительных медийных ресурсов, часто впадают в крайность идеализации.

Здесь мы, не злоупотребляя статистикой и не чрезмерно впадая в оценочные суждения, попытаемся фактами ответить на несколько самых дискуссионных вопросов об СССР, сильно идеологизированных и мифологизированных.

Потребление и дефицит в СССР

Один из самых распространённых мифов – в СССР не было в достаточном количестве продовольственных и промышленных потребительских товаров, господствовал тотальный дефицит. Людям было нечего есть и носить. Однако по статистике в 1988 году советский гражданин потреблял, к примеру, 59 килограммов мяса в год. Это было примерно столько же, сколько и в развитых капстранах (Великобритания – 69, Швеция – 57). Заметно больше употребляли мяса только в США (108 килограммов). В 1988 году, перед самым началом либеральных реформ, житель страны Советов съедал в год в среднем 73 килограмма мяса. На это уровень современная РФ вернулась только в докризисном 2007 году, а потом, после падения 2008-2009, превзошла его (сейчас около 90 килограммов). А вот на Украине потребление мяса советских показателей с 1991 года так и не достигло, показав максимум на уровне 54 килограммов в середине 2010-х.

Аналогичная картина была и с другими видами пищевых продуктов. Советские люди ели, что называется, от пуза – на уровне ведущих стран. А по некоторым продуктам – например, по молочным, были впереди планеты всей.

Но откуда же тогда происходит миф «есть было нечего»? Здесь накладываются два фактора: память о голодных годах в 20-40-е и недостатки советской системы распределения.

Действительно, в самые сытые 1970-1980-е годы сырого мяса в магазинах по цене 2-20 за килограмм купить, кроме как в столицах, было сложно. Однако на рынках по 3-50 мясо продавалось в избытке. Кроме того, советские люди ели его в любом количестве в столовых, практически без ограничений покупали полуфабрикаты и колбасу.

К началу 70-х в СССР сложилась развитая система чёрного рынка. Руководители государственных предприятий торговли через доверенных людей (спекулянтов) сбывали лучшие из полученных для продажи по государственным ценам товары, как тогда говорили, налево или из-под прилавка. По ценам колхозно-кооперативного, если речь шла о продуктах питания, или теневого рынка, если это были промышленные товары. Разницу в цене они присваивали, отстёгивая спекулянтам и делясь с вышестоящими инстанциями (сейчас бы сказали – крышей).

Таким образом, значительная часть товаров вымывалась из государственной торговли. В ней и правда появлялся дефицит. Однако купить или, как тогда говорили, достать, можно было всё. Теперь о позднесоветских временах говорят: ничего не было, но у всех всё было. А если у кого-то чего-то не было – значит он недостаточно вписался в тогдашнюю систему распределения.

Сейчас главным отсекающим от желаемого достатка фактором являются деньги, тогда были деньги и связи. С макроэкономической точки зрения – это всего лишь особенности системы распределения, и не либералам-рыночникам на неё пенять. Аналогично сейчас к материальным благам больше всего допущены лица, удачно вписавшиеся в систему расхищения бюджетных средств, а ранее – к практически бесплатной приватизации государственных предприятий.

Макроэкономической основой советского дефицита было противоречие между возрастающими доходами трудящихся и объёмом производимой и импортируемой потребительской продукции. Эта проблема могла быть решена очень легко – отпуском цен в свободное плавание. Понятно, что советское руководство вплоть до Перестройки из идеологических соображений не могло пойти на такой шаг. Но в 1989 году цены были впервые отпущены – и к началу 1990-х о дефиците забыли. Товаров, с учётом импорта, стало в избытке, у потребителей возникла проблема с нехваткой денег. Хотя объём внутренней торговли потребительскими товарами, например, в РФ, вышел на уровень РСФСР конца 80-х только на рубеже ХХ-ХХІ веков.

Дефицит и денежная реформа 1961 года

Конкретным толчком к формированию в Советском Союзе системы чёрного рынка и дефицита стала денежная деноминация 1961 года. Внутренние цены, тарифы, зарплаты, вклады, гонорары и прочее были пересчитаны точно в соотношении 1 новый рубль за 10 старых. Однако курс валют и золота был пересчитан не так. Если ранее за 1 доллар по официальному курсу давали 4 рубля, то после деноминации стали давать не 40 копеек, а 90. То есть советская валюта подешевела в отношении американской в два с четвертью раза. Соответственно, в среднем в 2,25 раза подорожали импортные потребительские товары, перешедшие в разряд роскоши.

Аналогично валюте, золотое содержание старого рубля было 0,222 грамма, а нового стало не 2,22 грамма, а всего 0,99 грамм (такое же снижение в 2,25 раза, как и по валюте). Ювелирные изделия до реформы продавали гражданам по 13,35 рубля за грамм (скупали по 4,45 рубля, в соответствии с золотым содержанием рубля). Трёхкратная разница между металлическим и ювелирным золотом была своеобразным налогом на роскошь.  После же реформы золотые изделия стали стоить не 1,34 рубля за грамм, а 6 рублей за грамм.  

Это подтолкнуло спекулянтов и связанных с ними руководителей торговли, ранее хранивших свои незаконно нажитые сбережения в золоте, к взвинчиванию цен. А чтобы граждане были вынуждены покупать товары на рынке по возросшим ценам – из магазинов они должны были исчезнуть. Конечно, полностью этого не произошло, но поток сбываемых налево из государственной торговли товаров стал явлением макроэкономическим. Правоохранительные органы сами по себе пресечь это явление были не в состоянии. Тем более, что в систему были вовлечены защищавшие её влиятельные партийно-хозяйственные руководители.

Так, взаимно усиливаясь, возникали, негативные явления советского периода – дефицит и спекуляция. Повторим, это были лишь особенности потребления, порождённые, возможно непродуманными решениями органов власти. Появились они как раз тогда, когда реальное благосостояние советского народа на самом деле стремительно росло - с середины 60-х до второй половины 80-х.  Подавляющее большинство людей жило в невиданном ранее достатке, подкреплённом немыслимыми по современным представлениям социальными гарантиями (вплоть до абсолютного права на бесплатное жильё).

К слову, дефицит конца 1980-х - совершенно другое явление, связанное с началом либеральных реформ в экономике СССР.

Не слишком острая нефтяная игла

Однако зачем советское руководство совершило такой шаг – обесценило рубль по отношению к иностранным валютам и золоту? Ответ лежит в увеличении с конца 1950-х годов экспорта нефти и нефтепродуктов из СССР. Чтобы сделать его рентабельным свою валюту пришлось обесценить (точно так же периодически поступает и современная РФ). Можно предположить, что советские экономисты не просчитали (или просто не посчитали важными) долгосрочные последствия подобного решения для внутреннего потребительского рынка.

С конца 1950-х экспорт нефти из Советского Союза действительно рос - практически до конца существования страны. Однако его значение для экономики обычно сильно преувеличивают. В период пика цен и объёмов (1984 год) продажа нефти давала около 10% доходов советского бюджета. В 1985-1986 годах произошёл обвал цен на нефть на мировом рынке, что называют одной из причин кризиса советской экономики и чуть ли не разрушения СССР. На самом же деле выручка от нефтяной торговли для СССР в 1986 году упала по сравнению с 1984 годом лишь на четверть. А с учётом других статей экспорта, совокупные доходы от внешней торговли в 1986 году увеличились и продолжали расти до 1988 года, как и общие доходы советского бюджета. Само по себе падение цен на нефть для экономики СССР было заметным, но не слишком значительным событием - на уровне мелкой неприятности.

Аналогично вплоть до 1988 года включительно продолжала расти и советская экономика. Критике тогда поддавали темпы роста по 3-4% в год, тогда как руководство страны требовало 5-7%. Были проблемы с производительностью труда, качеством продукции и производством промышленных товаров народного потребления. Но всё это были технические вопросы, несравнимо более лёгкие, чем индустриализация 1930-х или послевоенное восстановление 1940-1950-х.

Настоящие проблемы у советской экономики начались в 1989 году, когда она стали на путь так называемых рыночных, а на самом деле – радикально-либеральных реформ. Они-то её и уничтожили как единую народнохозяйственную систему.

Обсудить статью: