Монитор UA

Корпорации платят украинским чиновникам за проведение медицинских опытов над людьми

Политика,   22.01.2021, просмотров: 1 637

Максим Степанов
На снимке: Максим Степанов

Транснациональные медицинские и фармацевтические корпорации платят огромные суммы украинским политикам, чиновникам Минздрава и главврачам (или их родственникам) за лоббирование их интересов в Украине и проведение медицинских опытов над людьми.

Транснациональные медицинские и фармацевтические корпорации платят огромные суммы украинским политикам, чиновникам Минздрава и главврачам (или их родственникам) за лоббирование их интересов в Украине и проведение медицинских опытов над людьми. 

Это стало известно по результатам анализа электронных деклараций о доходах и расходах чиновников за 2019 год.

Миллионы на счета

Деньги платятся вполне официально – на основании договоров. Именно поэтому они заносятся в декларации. Суммы – от сотен тысяч для главврачей больниц до миллионов гривен для чиновников министерства, руководителей крупных медцентров и мединститутов.

Среди тех медчиновников, кого удалось отследить, чемпионом по объёму содержания от фармацевтических ТНК в 2019 году стал проректор по научной работе Ивано-Франковского медицинского университета Игорь Вакалюк, получивший почти 4,6 миллиона гривен. Это в 15 раз больше его зарплаты по основному месту работы.

На втором месте директор Национального института фтизиатрии и пульмонологии, академик НАМН Юрий Фещенко с 2,3 миллиона гривен (в 4 раза больше зарплаты).

Третья по сумме – жена бывшего замминистра здравоохранения Дмитрия Луфера Вера Луфер, которая получила более 1,8 миллиона гривен.

Далее идут:

  • директор Национального института рака Елена Колесник – 1 миллион 122 тысячи гривен;

  • директор винницкого обласного Центра онкологии Владимир Шамрай – чуть более 1 миллиона;

  • директор Хмельницкого областного центра сердечно-сосудистых болезней Андрей Кланца – 970 тысяч;

  • генеральный директор харьковского областного онкоцентра Денис Скорый – 650 тысяч;

  • главврач Запорожского областного эндокринологического диспансера Виктория Черникова – 450 тысяч;

  • проректор по научной работе Винницкого медуниверситета им. Пирогова Олег Власенко и его жена суммарно – почти 360 тысяч;

  • жена экс-нардепа от блока Петра Порошенко Романа Романюка Лилия Романюк – почти 350 тысяч;

  • директор одесской клинической больницы № 10 Денис Собов – почти 300 тысяч гривен.

Кто и зачем платит

Больше всего средств высокопоставленным представителям медицинской сферы идёт от украинского филиала корпорации «АстраЗенека», являющейся одним из разработчиков вакцины от Covid-19, и MSD Human Health Holding – исследовательского подразделения фармацевтического гиганта Merck. Также средства поступают от западных фармацевтических и медицинских исследовательских компаний Abbvie (США), Ab Science (Франция), «Байер» (Германия), «Берлин-Хемиа Менарини» (Германия), Behring (Германия), Clinical Financial Services (США), Covance (Франция), Eli Lilly (США) Iqvia (Австрия), PAREXEL International (США), PSI CRO (Швейцария), Syneos Health (Великобритания) и других.

В тех случаях, когда в декларациях украинских чиновников указывались цели, на которые поступают средства, это были клинические исследования, то есть – испытание медпрепаратов на пациентах медицинских учреждений. Также фармкомпании платили за рекомендации тех или иных препаратов в Украине. Некоторые чиновники, судя по декларациям, просто находятся на зарплате у медицинских и фармацевтических ТНК.

Как это работает

Хотя для примера были взяты доходы медчиновников только за 2019 год, эта система начала действовать ещё в 2016-2017 годах. Способствовала её возникновению и распространению печально бывшая и.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун, известная под прозвищем Доктор Смерть.

Получая от ТНК средства, иногда многократно превышающие их профессиональные доходы, украинские главврачи и медчиновники, естественно, лоббируют прежде всего интересы своих содержателей. Договора на испытания лекарственных препаратов заключаются официально между Минздравом, иностранной корпорацией и клинической базой – больницей, медцентром или мединститутом. Непосредственно участвующие в исследованиях простые медработники получают копейки – в районе 100 долларов в месяц. Львиную долю прибылей забирают себе главврачи.

Есть ещё и неофициальные платежи (т.е. взятки), которые получают от корпораций медицинские чиновники в Минздраве и Государственном экспертном центре за ускорение принятия решений по старту клинических испытаний.

Но даже при таких условиях иностранные фармацевтические компании не остаются внакладе. В украинских реалиях их общие расходы гораздо меньше, чем были бы на Западе. Даже главврачи по западным меркам получают копейки, не говоря уже о медработниках – непосредственных исполнителях – и пациентах – участниках испытаний.

Особенно большая экономия выходит на непосредственно рискующих пациентах. В случае неудачного хода испытаний и получения ими вреда для здоровья предусмотрены мизерные по западным меркам выплаты. Да и добиться защиты своих прав в суде для украинских пациентов практически невозможно.

Источник: Страна