Монитор UA

Святой блоггер Алексей Навальный и его секта с научной точки зрения

Леволиберальный дискурс,   27.01.2021, просмотров: 4 122

Навальный, Собчак и Чубайс
На снимке: Навальный, Собчак и Чубайс

Если посмотреть на информационное освещение ситуации с известным блоггером, то картина вырисовывается поразительная: одни отчаянно защищают своего кумира, вторые проклинают первых. Эмоции зашкаливают с обеих сторон. А мы посмотрим на эту ситуацию с позиции учёного-исследователя.

Если посмотреть на информационное освещение ситуации с Алексеем Навальным, то картина вырисовывается поразительная: одни отчаянно защищают своего кумира, вторые проклинают первых. Эмоции зашкаливают с обеих сторон. А мы посмотрим на эту ситуацию с позиции учёного-исследователя.

В Германии, например, после каждых выборов в Бундестаг выходит объемная книга, в которой ученые анализируют политические перипетии и их результат с чисто научной точки зрения. А тут, безусловно, есть что исследовать с точки зрения сразу нескольких гуманитарных наук. Ради краткости изложу все максимально конспективно, без примеров, благо, у думающего и следящего за информационной повесткой человека они и так все будут перед глазами.

Социология

С точки зрения своего состава участников несанкционированных митингов можно разделить на три группы.

Первые – это ядро протеста, которое по своей сути представляет собой политическую секту. Это такая же секта как и те, которые мы знаем в сфере религии, только созданная на основе политического мифа. Как любые сектанты, они непримиримы к иному мнению и крайне агрессивны. Среди них уже есть своя специализация: рядовые участники массовки, организаторы, бойцы, провокаторы, акционисты, фотографы, видеооператоры и т.д.

Вторая группа – это потенциальные сектанты. То есть те, кто недоволен действующей властью до такой степени, что уже готов рисковать своим здоровьем и репутацией. Однако к вышеупомянутой секте ещё не приобщился в полной мере. Эти люди только присматриваются стоит ли в неё вступать.

Третьи – это зеваки. Они могут быть абсолютно равнодушными к политической повестке, могут о ней вообще ничего не знать. Им нравится сам конфликт, эмоции, адреналин.

Сложно сказать в какой пропорции были представлены все эти три группы 23 января, вероятно, приблизительно поровну. А все в целом они составляют около 0,2% всего населения. Но повода для того, чтобы их игнорировать нет, ибо все понимают, что за действиями этих 0,2% внимательно наблюдает четвертая, крайне многочисленная группа. Это те, кто правящим режимом недоволен, но открыто противопоставлять себя власти побаивается. И таких может быть от 30% до половины всего населения.

К реальному уровню жизни это не имеет никакого отношения, это чисто субъективное восприятие, основанное на диссонансе между ожиданиями и получаемым результатом. Как бы хорошо люди не жили их всегда можно убедить, что их жизнь ужасна просто стимулируя их ожидания. И наоборот, занижая ожидания, можно получить высокую степень удовлетворенности жизнью при объективно низком уровне жизни.

По мере продолжения протестов будут идти перетекания: вторая группа будет постепенно вливаться в первую, а третья – во вторую, четвертая – в третью. Им будет теоретически противостоять пятая группа – люди, осознающие губительность действий протестантов для государственности в целом, а значит и для каждого гражданина в частности. Но эта группа неорганизованна, а потому никакой опасности для революционеров не представляет.

Психология

Любой человек в любой социальной группе постоянно подсознательно прощупывает границы дозволенного. В устоявшихся коллективах конфликтов нет, потому что все уже знают что делать можно, а за что последует наказание. То же самое касается и семей, где в первый год брака всегда идут «пограничные войны», которые заканчиваются либо разводом, либо компромиссом с установлением границ дозволенного для каждого из супругов.

Толпа протестующих – это тоже социальная группа, но группа неустоявшаяся. Её участники на начальном этапе противостояния ещё не знают, что им делать можно, а что – нельзя.

Ровно то же самое касается и сотрудников сил правопорядка – они тоже прекрасно понимают, что в ходе уличного противостояния устанавливаются некие негласные правила, подчас весьма далёкие от уставов и ведомственных инструкций. И наказывать их, если что, будут не за инструкции.

Многие ставят в упрёк Януковичу то, что он не отдал приказ на разгон Майдана. Но на самом деле для этого никаких приказов президента не требовалось – у любого правоохранителя есть полномочия пресечь правонарушение самостоятельно, без всяких дополнительных приказов свыше. Однако жизнь сложнее, ну, вы понимаете.

В этом плане известное извинение сотрудника полиции перед провокаторшей является первой такой реперной точкой, на которую силовики будут впоследствии опираться в выборе линии своего поведения во время несения службы на беспорядках.

Таким образом, психологическая логика уличного протеста будет состоять в том, что протестующие будут постоянно прощупывать границу дозволенного и шаг за шагом отвоевывать у силовиков новые «можно». А силовики, находясь между молотом организованного протеста и наковальней нерешительности собственного начальства будут постепенно сдавать позиции.

Коммуникативистика

В рамках данной науки на Западе разрабатывается теория трансграничного воздействия на аудиторию через интернет и прочие весьма интересные вещи, связанные с воздействием средств массовой коммуникации на общественное сознание. Данная теория берет свое начало с работ Эдварда Бернейза, написанных в 30-е годы прошлого века и особенно мощно развившаяся в последние несколько десятилетий.

В России этим никто не занимается. Нет ни научно-исследовательских институтов, ни даже захудалой лаборатории. В те же 30-е годы прошлого века были двое ученых, по своей инициативе начавшие развивать эту теорию в СССР – преподаватели Академии Генерального штаба Андрей Снесарев и Александр Свечин. Обоих арестовали, одного сразу расстреляли, другой умер в ГУЛАГе. На этом в общем-то всё и закончилось.

В итоге мощной и вооружённой передовой научной теорией информационной армии Запада России нечего противопоставить. Нет даже понимания сути проблемы. Мы сейчас в ситуации, похожей на войну в США. Но не гражданскую, когда южане сражались с северянами, а когда вооруженные ружьями и пушками европейцы гоняли по прериям индейцев с луками и стрелами.

Маркетинг

Российский майдан стартовал очень динамично. Уже в первый день пройден важный этап, называемый на Украине «звыряче побыття». Это когда при помощи специально подготовленных провокаторов создается прецедент якобы жестоких действий власти и затем максимально раскручивается в СМИ.

Тут важно понимать, что никакие, даже самые мягкие действия правоохранителей никак не могут на это повлиять. На Украине, к примеру, сами майдановцы слегка подрезали своему же товарищу ухо, после чего фото его окровавленного лица мгновенно облетели все СМИ как свидетельство антинародности режима. И таких возможностей у протестующих – совершенно неограниченное количество.

Также уже были классические стояния на коленях перед строем силовиков. Чего пока нет, так это брендирования протеста: цветовые сочетания, логотипы и это вот всё. Кто помнит, брендом «Оранжевый революции» на Украине был тот самый оранжевый цвет. Затем в качестве логотипа цветных революций стал использоваться открытый кулак. В прошлом году в Белоруссии вернулись к истокам и использовали сочетание красного и белого цветов.

В России своего бренда у протеста пока нет, но он обязательно должен появиться. Если не считать разве что унитазные ершики, но это, скорее всего, придумали на скорую руку и вряд ли будут широко брендировать. Таким же символом, кстати, являются и пресловутые маски в ходе коронавирусной истерии. Но это, разумеется, совсем другая история.

Политология

С точки зрения политологии цель любого уличного протеста – не свержение власти, а создание фактора давления на политические элиты с целью склонения их к предательству. Когда начинаются уличные протесты сразу же параллельно по неофициальным каналам начинается давление из-за рубежа на представителей политической элиты. То есть их начинают давить с двух сторон, и прекраснодушные адепты «России будущего» - всего лишь одна сторона этого давления.

Вторая не менее важная цель – это легитимизация в будущем тех лиц, которые должны прийти к власти в результате этого предательства, то есть де-юре совершенно незаконным способом. Для этого в западных СМИ создается картинка «восставшего за свободу народа». В этом смысле совершенно неважно, что на протест вышло 0,2% всего населения. «Народом» будут признаны именно эти 0,2%, а остальные 99.8% будут стигматизированы, т.е. на них навесят какой-нибудь уничижительный ярлык.

Политическая система России принципиально ничем не отличается от политической системы Украины времен Януковича – это та же уменьшенная и ухудшенная версия СССР. И, видя насколько легко она рухнула на Украине под воздействием майдановской технологии понимаешь, что запас прочности у российской вряд ли больше.

Выводы

Пока мы видим, что у организаторов всё идёт по плану. Вероятно, после неудачи в Белоруссии, либерал-глобалисты решили переключиться на Россию. Важно наблюдать за динамикой протеста – удастся ли организаторам увеличить количество участников, обеспечив вышеупомянутые перетекания, смогут ли протестующие легитимизировать какие-то свои правонарушения.

Если динамика будет сбита, то можно будет выдохнуть. Если же нет, то далее следует ждать сначала единичную «сакральную жертву», затем массовые потери от «неизвестных снайперов» и всё такое.

Затем романтиков и сектантов оттеснят вошедшие в сговор с либерал-глобалистами местные мародёры. Руководителем страны станет человек из той же высшей политической элиты, против которой сейчас воюют перевозбуждённые сектанты Навального.