Монитор UA

Чей флот самый сильный на Чёрном море

Мнения,   29.01.2021, просмотров: 2 128

Спуск на воду малого патрульного корабля
На снимке: Спуск на воду малого патрульного корабля "Сергей Котов"

турецкие ВМС – потенциально ощутимая угроза для Черноморского Флота, асимметрично равносильный противник.

В Керчи на судоремонтном заводе «Залив» 29 января спущен на воду малый патрульный корабль (МПК) «Сергей Котов» проекта 22160, который после достройки на плаву и испытаний войдёт в состав Черноморского флота ВМС РФ. Для патрульного корабля он не такой уж малый – 1700 тонн водоизмещения. По натовской классификации – корвет. Это четвёртая единица этого типа в составе ЧФ.

ЧФ обновляется

Сильно много боевой мощи ЧФ «Сергей Котов» не прибавит – корабль не предназначен для морского боя с крупными надводными кораблями противника или нанесения ударов по береговым объектам. Из основного вооружения имеется универсальная артиллерийская установка сравнительно небольшого (57 миллиметров) калибра, зенитный ракетный комплекс (ЗРК) ближнего действия «Оса», вертолёт, бронированная мини-подлодка, пулемёты и гранатомёты. В будущем возможна установка контейнеров с противокорабельными ракетами «Калибр», но такая конфигурация ракетного комплекса в России серийно ещё не производится.

Главной задачей МПК станет охрана военно-морских баз, территориальных вод и исключительной морской экономической зоны, а в мирное время также и сопутствующие задачи (борьба с контрабандой и пиратством, помощь терпящим бедствие и т.п.).

Однако несмотря на скромную боевую ценность, «Сергей Котов» (названный в честь героя Советского Союза, контр-адмирала ВМФ СССР) продолжает начавшуюся в 2014 году важную тенденцию обновления корабельного состава Черноморского флота. С тех пор ЧФ получил 16 крупных (2-3 ранга) современных боевых кораблей (3 фрегата, 6 подводных лодок, 4 малых ракетных корабля (МРК), 3 малых патрульных корабля), более 20 других кораблей, катеров и вспомогательных судов. В ближайшие годы ЧФ получит 5 малых ракетных кораблей проекта 22800 типа «Циклон», 3 МПК проекта 22160, два корвета проекта 20380 типа «Стерегущий» (один уже проходит испытания) – всего ещё 10 новых боевых кораблей, не считая тральщиков, катеров и вспомогательных судов.

Фактически сейчас ЧФ имеет в корабельном составе:

  • Крупных надводных ударных ракетных кораблей – 7, в т.ч. 1 ракетный крейсер «Москва» 1982 года постройки (модернизированный), 3 новых фрегата (постройки 2014-2017 гг.) проекта 11356 типа «Адмирал Григорович» (носители ракет «Калибр»); 3 фрегата – бывших сторожевых корабля 2 ранга постройки 1981-1982 гг. (один в стадии модернизации).

  • Дизель-электрических подводных лодок – 7, из них 6 новых проекта 636.3 типа «Варшавянка» – носителей ракет «Калибр»;

  • Малых ракетных кораблей (по классификации НАТО – ракетных корветов) – 6, в т.ч. 4 новейших МРК проекта 21631 «Буян-М» 2018-2021 годов постройки; 2 скоростных МРК на воздушной полушке проекта 1239 типа «Сивуч» (1989 и 2000 годов постройки);

  • Ракетных катеров – 5 (проекта 1121 «Молния-1» постройки 1985-1990 гг.);

  • Малых противолодочных и патрульных кораблей (по классификации НАТО – корветов) – 9, из них 3 – новых проекта 22160.

Итого в составе Черноморского флота 32 ударных корабля, из них 23 – ракетных, 16 (ровно половина) – новых. Один – корабль 1 ранга, 26 – 2-3 ранга, пять – 4 ранга.

Десантных, разведывательных кораблей, тральщиков, катеров всех типов и вспомогательных судов – около 50, из них 20 – новых (после 2013 года постройки). Кроме этого, в состав ЧФ входит достаточно многочисленная морская авиация,  морская пехота и развитые береговые ракетно-артиллерийские войска.

Украинская ревность

На Украине внимательно и ревниво следят за состоянием Черноморского флота, и особенно за его пополнением за счёт крымских заводов. Причём если раньше превалировали эмоциональные оценки типа «Черноморский флот находится в крайне плачевном состоянии», то сейчас мнения стали более взвешенными. Спуск на воду «Сергея Котова» украинские СМИ дали чисто объективно – только информационную составляющую. После успешного применения новых ракетных фрегатов и подводных лодок ЧФ для стрельбы «Калибрами» со Средиземного моря по позициям  боевиков в Сирии говорить о «плачевном состоянии» стало просто глупо.

Сравнивать ЧФ с украинским военным флотом смешно. Из крупных боевых кораблей, предназначенных для нанесения ударов по противнику, у ВМСУ есть только фрегат «Гетман Сагайдачный» водоизмещением 3650 тонн 1993 года постройки (бывший пограничный сторожевой корабль 2 ранга проекта 11351 «Нерей»). Противокорабельного ракетного оружия нет. Техническое состояние близко к полному износу.

Также имеется 1979 года постройки ракетный катер «Прилуки» когда-то распространённого проекта 206 – последний такой катер в мире. Состояние – неудовлетворительное. Ракет для него нет. В 2016 году на морском параде в Одессе он едва не затонул. Боевая ценность - нулевая.

Ещё в составе украинского флота 6 (считая с двумя возвращёнными Россией после керченского инцидента) малых бронированных артиллерийских катеров типа «Гюрза». Это неудачный проект, не обладающий ни хорошей скоростью, ни защитой, ни вооружением, годный разве что для патрульной службы на реках и в прибрежной зоне морей.

В наличии один средний десантный корабль, один тральщик, несколько старых патрульных катеров (среди них три – полученные от США), вспомогательные суда. Если говорить не только о корабельном составе, есть береговые ракетно-артиллерийские войска и морская пехота. Подводного флота и морской авиации нет.

Нельзя сказать, что командование не пытается усилить украинские ВМС. В планах – строительство военно-морской базы в Очакове, закупка турецких беспилотников «Байрактар», новейших украинских береговых ракетных комплексов РК-360МЦ «Нептун», получение старых американских катеров (большей частью – за деньги). Однако даже в случае осуществления этих планов боевая ценность флота и ВМС в целом останется мизерной. Он сможет лишь патрулировать прибрежную зону, а оборонять – только само побережье. Ну и «Гетьман Сагайдачный» продолжит демонстрировать украинский флаг в море, пока полностью не выйдет из строя.

Украинский флот мог бы получить по-настоящему сильную боевую единицу в случае достройки в Николаеве ракетного крейсера «Украина» проекта 1164, однотипного с флагманом ЧФ «Москвой». Огромный боевой корабль полным водоизмещением 11,5 тысяч тонн в 1994 году достался Украине в состоянии 75% готовности. С черепашьей скоростью к 2013 году он всё же был доведён до 95% готовности. При Викторе Януковиче его соглашалась купить Россия, но сделка не состоялась. А при Петре Порошенко с корабля было продано всё ценное оборудование и вооружение. Наконец, при Владимире Зеленском принято решение продать корпус на металлолом.

Интересно, что ВМС Грузии, по своему политическому и экономическому курсу похожей на Украину в уменьшенном масштабе, после Южно-Осенинского конфликта перестали существовать как отдельный род войск. Некоторые корабли были уничтожены в морском бою с кораблями ЧФ, часть потоплена или захвачена российским десантом в порту Поти. Жалкие остатки флота передали полицейской береговой охране.

Из-за ничтожности ВМСУ украинские комментаторы любят сопоставлять ЧФ с ВМФ Турции, как одной из сильнейших в военном отношении черноморских стран, а иногда – и с флотами других стран НАТО. Ну что же, можно и сравнить.

Турецкий крокодил

Основой надводных сил турецкого военно-морского флота являются оснащённые управляемым ракетным оружием фрегаты (16), корветы (10) и катера (19). Турецкие корабли построены в США, Франции или Германии, или в самой Турции по их видоизменённым проектам.

Сравнить боевые качества турецких и российских кораблей довольно трудно. Крейсер «Москва» безусловно, а три новые ракетные фрегаты ЧФ – вероятно индивидуально превосходят лучшие турецкие фрегаты американского типа «Оливер Х. Перри» (8 единиц), а старые фрегаты ЧФ явно уступают им. Для упрощения оценки условно будет считать равными боевые качества кораблей одних классов, считая «Москву» за фрегат. Тогда у Турции получится 45 ракетных кораблей, то есть почти в два раза больше, чем у ЧФ (23). По крупным кораблям соотношение мягче – 26 на 18, то есть 1,5:1.

Похожая ситуация и по подводным лодкам. В Турции их 12 – разных вариантов немецкого проекта 209 – против 7 российских. Но лишь три или четыре турецкие подлодки приспособлены для вооружения ракетами «Томагавк», тогда как стрелять «Калибрами» могут 6 российских лодок. Также турецкие лодки меньше и не столь малошумны, как «Варшавянки». С другой стороны, у проекта 209 лучше торпедное вооружение.

Однако следует учесть, что флот Турецкой Республики рассредоточен по двум морям – Чёрному и Средиземному. При этом основные военно-морские базы и большая часть крупных кораблей находятся именно в Средиземноморье. Конечно, теоретически в случае необходимости Турция может сосредоточить на Чёрном море все основные силы. Но на практике так не бывает. То есть решительного превосходства над ЧФ по корабельному составу турецкие ВМС не смогут достичь. А если предположить, что российский флот сосредоточится в местах базирования для защиты Крыма и Черноморского побережья Кавказа с опорой на береговые силы – то ни о каком доминировании ВМС Турции нельзя и помыслить.

Но в целом турецкие ВМС – потенциально ощутимая угроза для Черноморского Флота, асимметрично равносильный противник. Для ЧФ в его нынешнем состоянии рассчитывать на победу над турецким флотом на море тоже ни в коей мере не приходится.

Другие страны НАТО

В наше время трудно представить масштабные сражения эскадр – такого не было со времён Второй мировой войны. Однако международная военно-политическая напряжённость постоянно нарастает. И одним из самых удобных объектов агрессивных устремлений стран НАТО стала Россия.

Гипотетически ВМС черноморских Болгарии и Румынии также могут стать противниками РФ. У Болгарии из основных ударных кораблей в наличии 4 фрегата, 2 корвета и 3 ракетных катера, Румынии – 4, 4 и 6 соответственно (примерно 50 на 50 старых советской и новых западной постройки). По одному эти флоты угрозы для ЧФ не представляют, но могут способствовать формированию существенного перевеса сил в случае совместных действий флотов НАТО.

А то, что НАТО готово к такому образу действий, постоянно подтверждает практика. Например, в октябре 2020 в Чёрное в море вошла эскадра из четырёх кораблей – по одному от Великобритании, Франции, Италии и Греции. А летом 2020 года в Чёрном море прошли ежегодные военные учения под эгидой США и Украины Sea Breeze 2020, в которых были задействованы 26 боевых кораблей 8 стран НАТО. Эсминец ВМФ США находится в Чёрном море и в настоящее время (конец января 2021).

Пока нечерноморские государства придерживаются конвенции Монтрё 1936 года – их боевые корабли не находятся в Чёрном море дольше 21 дня, а их суммарный тоннаж не превышает 30 тысяч тонн. Но в гипотетическом случае войны между НАТО и Россией международные нормы могут быть отброшены. НАТО может создать на Черноморском театре корабельную группировку, сколь угодно превосходящую ЧФ. Проблемы для этой группировки могут возникнуть только с местами базирования. Именно поэтому особенно опасным являются намерения Великобритании создать военно-морскую базу на территории Украины.

Позитивным моментом для РФ является самостоятельная политика Турции, проводимая невзирая на нормы атлантического партнёрства. Именно Турция практически регулирует режим проливов.

Однако самый лучший и надёжный способ обеспечения безопасности для России в Черноморском регионе – усиленное развитие ЧФ, оснащение его современными сильными боевыми кораблями до достижение расчётного, пусть и асимметричного, паритета с потенциальным коллективным противником.