Монитор UA

Тарапунька и Штепсель ошиблись: светлое будущее так и не наступило

Прогнозы / Лучшие материалы,   22.03.2021, просмотров: 1 638

Ефим Березин (Штепсель, слева) и Юрий Тимошенко (Тарапунька)
На снимке: Ефим Березин (Штепсель, слева) и Юрий Тимошенко (Тарапунька)

Жизнь в начале ХХI века оказалась куда ближе к описанному в 1948 году Джорджем Оруэллом в его романе «1984», чем к тому, что представляли советские фантасты.

Почему фантасты ошиблись с коммунизмом

Штепсель и Тарапунька в юмористической форме дают прогнозы на 2017-й год, когда должно было отмечаться столетие Октябрьской революции. Артисты не сомневаются, что тогда Советская власть существует, а коммунизм наступил – денег нет, все товары и услуги бесплатны.

Их можно понять – только что окончившийся 1967-й был годом 50-летнего юбилея страны, подошедшей к нему на пике могущества. В этом с ними были солидарны и знаменитые советские писатели-фантасты – Александр Беляев, Иван Ефремов, братья Стругацкие и другие. Руководитель СССР Никита Хрущёв обещал построить коммунизм к 1980 году. Ничто, казалось, не предвещало иного.

Однако, как мы теперь знаем, не только не было построено коммунистическое государство, но на рубеже 1980-90-х в большинстве социалистических стран произошла реставрация капитализма. А те страны, которые ещё называют себя социалистическими (например, Китай и Вьетнам), на самом деле превратились в смешанные общества, признающие частную собственность. Классический социализм остался лишь в небольших заповедниках вроде Кубы или Северной Кореи.

Тяга к обладанию собственностью за счёт других победила бескорыстные альтруистические идеалы. И первопричиной поражения коммунистической идеи стало изменение цели существования СССР – заявленный Никитой Хрущёвым в конце 1950-х переход к построению материально-технической базы коммунизма. А когда материальное победило идеальное отказ от социализма стал уже делом времени.

Почему человечество до сих пор не летает к звёздам

Примерно то же случилось с предсказанной фантастами и футурологами космической экспансией человечества. О которой как о данности говорили даже советские юмористы, надеявшиеся в 2017 году успеть за один вечер с концертами на Юпитер и на Марс. Однако пилотируемый полёт на Марс и постоянная добыча ресурсов на Луне к 1980 году, пилотируемые полёты к Юпитеру и Сатурну к 2000-му, отправка межзвёздной экспедиции в первой половине XXI века или уже не сбылись, или ясно, что не сбудутся.

Пилотируемая космическая экспансия оказалась затратным делом, не приносящим никакой прибыли и годным лишь для государственного престижа. Космонавтика пошла по пути развития беспилотных аппаратов. И на этом пути получены громадные результаты для науки в исследованиях глубин космоса: дальних планет, их спутников, планетоидов, астероидов и комет. Но это чисто исследовательские результаты – об освоении и обживании космоса речь не идёт.

Правда, с 10-х годов XXI века некоторые страны начали подготовку к возвращению людей на Луну и даже полёту на Марс. Однако до сих пор трудно определить осуществимость таких проектов, хотя ряд из них уже вышли на стадию отработки космических аппаратов в металле (например, космический корабль «Старшип» американской корпорации SpaceX). Пока представляется наиболее вероятным, что при современном развитии космической техники представители человечества смогут повторить достижения американцев 1969-1972 годов на более высоком уровне: посетить Луну, возможно, организовать на лунной поверхности и орбите временные обитаемые базы.

Главное препятствие здесь – отсутствие новых типов реактивных двигателей, позволивших бы принципиально увеличить грузоподъёмность и скорость космических аппаратов. Ракеты до сих пор летают на химическом топливе, как и в 1950-х. Ядерные ракетные двигатели не вышли за пределы опытных образцов, а электрореактивные используются только для вспомогательных целей. Остальные типы – пока чистая фантастика. И перспектив изменения этой ситуации не видно.

Замедление прогресса

В выступлении Тарапунька успокаивает Шпепселя, который не надеется дожить до 2017 года – мол, нездоровые органы тебе заменят на роботизированные, обеспечив вечную жизнь. Искусственный интеллект, человекоподобные роботы, кибернетические органы, клонированные люди, интеграция человеческого мозга с компьютером, победа над всеми болезнями, а то и достижение бессмертия – всё это прогнозировали футурологи и фантасты 50-70-х к 2000-2050 году.

Но до настоящего времени ничего такого человечество не достигло. Понять не угадавших предсказателей можно – они просто продлевали происходивший тогда стремительный научно-технический прогресс в будущее. А вот что прогресс замедлится и пойдёт не совсем туда – никто не мог предположить.

После 1970-го года естественные науки не совершили открытий, сопоставимых с революционными прорывами конца XIX – первой половины XX веков. Теория относительности и квантовая теория, открытие строения атома и элементарных частиц, расщепление и синтез атомных ядер, создание на этой основе оружия и энергетики, телевидение, радио, компьютеры, антибиотики и многое, многое другое – ничего сравнимого в последние 50 лет не было.

По сути сейчас человечество шлифует технологии и вещи, созданные 50-100 и более лет назад. Исключение - информационные технологии. В произведениях старых фантастов для получения компьютерной информации из баз данных уходят часы (в реальности – секунды или доли секунд, т.е. практически мгновенно). Индивидуальные коммуникаторы прогнозировали многие фантасты, но описанные в их мечтах возможности оказались смехотворными по сравнению с современными смартфонами. Но такой частный прогресс – это всё же крохотные ступеньки по сравнению с прежними гигантскими скачками.

Не так заметно замедление прогресса в биологии и медицине. Расшифровка генома, развитие биоинженерии, совершенствование медицинских технологий и пр. налицо. Однако до предсказанных искусственных органов, замены человеческих тел, победы над старостью, поставленного на поток выращивания органов в лабораториях ещё очень и очень далеко.

Утрата человечеством цели

С общественно-психологической точки зрения человечество (имея ввиду его наиболее развитую часть) перешла от парадигмы экспансии и развития к парадигме удобства, сибаритства, удовольствий и развлечений. Зачем летать к звёздам, только деньги впустую тратить.

Этому способствовали и изощрённые информационно-компьютерные технологии: люди стали придавать большее значение виртуально-компьютерной реальности, удовлетворяющий многие их потребности. Человечество стало, говоря языком психологии, более интровертным.

На это откликнулась и фантастика. Старые авторы ставили людям какие-то глобальные цели: расселение по Галактике, строительство коммунизма, победа над инопланетными врагами и т.д. Нынешняя (с 1990-х) фантастика содержит всё больше описаний постапокалиптических регрессировавших или примитивных нетехнологических миров.

А в реальном мире синхронно идёт социальный регресс: всеобщее избирательное право превратилось в бутафорию, свобода слова – в разгул цензуры и уголовные преследования за мнения, конституции – в ничего не значащие бумажки, государства отказываются заботиться о гражданах (но при этом собирают с них налоги).

Управляемый регресс

Итак, замедление прогресса – налицо. Но насколько этот процесс объективен, т.е. независим от индивидуальной воли людей? Безусловно, на Земле есть политические силы, намеренно тормозящие прогресс. Это, так называемая, глобальная олигархия - хозяева ведущих гигантских мировых банков, фондов, корпораций и обслуживающая их когорта политиков, медийщиков, психологов и прочих специалистов. 

Научно-техническую революцию явно стали тормозить после появления в 1972 году доклада группы учёных Римскому клубу «Пределы роста» и нефтяного кризиса 1973 года, казалось бы, ярко подтвердившего положения этого доклада. Главный вывод из этого ведущие мировые капиталистические силы сделали такой: надо сокращать потребление ресурсов и численность населения. Известно, что прогресс в науке и социуме способствует росту населения и потребления. Поэтому прогресс стали тормозить.

Всё больше научных исследований направлялись на неактуальные, ненужные темы. Именно им выделяли больше грантов – британские учёные из анекдотов не на пустом месте придуманы. В обществах методами внешнего политического воздействия продвигали примитивизацию образования, постепенное сокращение охвата населения медицинским обслуживанием, частичный отказ государств от социальных функций. В XXI веке стали бить уже по базовым основам существования человечества: нормальной двуполой любви и семье, агрессивно продвигая различные извращения.

Самым последним, мощным и пока неоконченным ударом стал комплекс мер, навязанный человечеству глобальной олигархией под предлогом глобальной пандемии. Локдауны и карантины уничтожают мелкий и средний бизнес, ликвидируют экономически независимый средний класс, превращая его в бесправных пролетариев, делают людей крепостными, не могущими покинуть места жительства. Из-за страха и неуверенности в завтрашнем дне резко сократилась рождаемость. Ну и, конечно, сокращают потребление: значительно снизились транспортные перевозки, наполовину уменьшился туризм, почти не работает сфера обслуживания. При одновременном усилении цифрового контроля за массами людей, коронавирусная афера создаёт для мировых корпораций предпосылки к неограниченной власти.

Оруэлл оказался лучшим прогнозистом

Жизнь в начале ХХI века оказалась куда ближе к описанному в 1948 году Джорджем Оруэллом в его романе «1984», чем к тому, что представляли советские фантасты, а также и юмористы Юрий Тимошенко и Ефим Березин, равно как и все советские люди до 1980-х.

И, среди прочего, Тимошенко (Тарапунька) и представить не мог, что в третьем десятилетии XXI века в бывшей УССР официально доминирующей станет ложь, будто бы в СССР запрещали украинский язык. Тимошенко, говоривший с кремлёвской сцены в 1968 году на украинском языке лучше, чем говорят его современные носители на Украине, посчитал бы сторонников вышеизложенного утверждения дураками или лгунами, а, скорее, и теми, и другими сразу. Украинскую речь Тарапуньки прекрасно понимала и тепло принимала сидящая в зале в основном русскоязычная аудитория.

Поддержка не только украинского, но и всех языков народов СССР, вплоть (и в особенности) до малых, была одним из важнейших направлений государственной национальной политики. Многоязычие давало в СССР синергический эффект.

И до сих пор на Украине среди победителей школьных олимпиад по украинскому учеников русских школ в процентном отношении гораздо больше, чем украиноязычных учебных заведений. Из-за сходства языков вдвое большее количество учебных часов даёт двуязычным реальную фору.

Отказываясь в силу собственной глупости от всех конкурентных преимуществ, лица, занесенные ветром истории в украинское руководство, добьются лишь того, что жизнь на Украине будет становится только хуже.