Монитор UA

Весеннее обострение: что за игру ведёт Киев вокруг Донбасса

Конфликты,   31.03.2021, просмотров: 870

Главнокомандующий Вооружёнными силами Украины Руслан Хомчак
На снимке: Главнокомандующий Вооружёнными силами Украины Руслан Хомчак

В попытке подчинить Донбасс Киев пошёл ва-банк и пытается использовать все доступные ресурсы - от реальных военных угроз до политического блефа.

Ситуация на Донбассе и связанная с этим политика продолжают ухудшаться. Киев бряцает оружием и делает антироссийские выпады, пытаясь призвать на помощь Францию и Германию. Россия начинает реагировать. В воздухе пахнет войной.

Чудак в поход собрался

То, что делают украинские политики в последнее время, иначе как намеренным нагнетанием военного напряжения трудно назвать.

25 марта президент Владимир Зеленский утвердил новую концепцию национальной безопасности, в которой главный упор делается на тотальную милитаризацию общества и подготовку к войне, в основном, на своей территории, вплоть до партизанской.

30 марта Верховная Рада приняла закон об ужесточении условий призыва и мобилизации. Теперь Зеленский в течение суток может мобилизовать резервистов на полугодичную бесплатную службу, а для уклонистов предусмотрены космические штрафы и тюрьма.

В тот же день Рада приняла обращение к международным организациям и зарубежным странам с просьбой усилить давление на Россию в связи с гибелью четырёх украинских военнослужащих от огня ДНР на Донбассе. Украинский парламент поступил по национальной традиции «а нас за что?»: парой недель раньше от огня ВСУ погибло шестеро бойцов ДНР, но по этому поводу никаких заявлений не было.

Телеграм-каналы и СМИ сообщают, что продолжается концентрация украинских войск не только на Донбассе, но и на границе с Крымом. 

Судя по всему, Киев сам поверил в свои собственные сказки про войну с Россией и всерьез опасается ответного удара в тыл со стороны ВС РФ в случае широкомасштабного наступления ВСУ на Донбассе. И это при том, что Москва накануне дала понять (причем, неоднократно), что в случае обострения ситуации военного вмешательства со стороны РФ не будет. 

Таким образом, Киев на самом деле готовится к войне, хотя не всё так однозначно.

Борьба бульдогов под ковром

Телодвижения Киева не остаются без ответа Москвы. В политически насыщенное 30 марта президент России Владимир Путин, канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон провели совместную видеоконференцию. Одним из почти десятка вопросов её повестки дня стало урегулирование конфликта на востоке Украины. Канцлер и президент Франции призвали к проведению переговоров в нормандском формате по реализации Минских договоренностей. Ни о каких «кластерах», альтернативных Минску и широко разрекламированных командой Зеленского, не упоминалось.

О планах провести эту видеоконференцию в Киеве узнали несколькими днями ранее – и устроили форменную истерику под девизом «не позволим обсуждать Украину без нас!». Однако главы великих держав этот переполох в курятнике проигнорировали.

В целом же российская сторона продолжает настаивать, что Минские соглашения – единственный путь урегулирования конфликта в Донбассе и постоянно призывает Киев к их выполнению. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров ранее заявлял, что главная причина отсутствия прогресса в урегулировании ситуации состоит в том, что Берлин и Париж не могут повлиять на украинскую власть в части выполнения Минских договоренностей. И в этом состоит корень проблемы Донбасса.

Игла Кощея

Хотя Берлин и Париж, безусловно, подыгрывают Киеву и противостоят Москве, они в отличие от своего протеже не могут позволить себе терять дипломатическое лицо и открыто лгать. Киев же находится на растяжке – выполнение Минских соглашений с предоставлением особого статуса Донбассу там считают стратегическим поражением, но из процесса выйти не могут.

Понять украинских руководителей можно. По факту Минск – это соглашение, подписанное Украиной по результатам военного поражения. Его основной смысл в том, что оно защищает страну от дальнейшего разгрома в обмен на выполнение некоторых условий.

Однако Донбасс с особым статусом для Киева, с его идеологией моноэтнического националистического государства, категорически неприемлем, ибо является её отрицанием. Такой Донбасс и такая Украина – антагонисты и вместе существовать не могут. Получается, что Минск ставит перед собой парадоксальную задачу – довершить разгром постмайданной Украины, только мирным путём. Понятно, что Киев этому сопротивляется, пытаясь, в свою очередь, добиться отказа от Минска де-факто: то изменением порядка выполнения его пунктов, то, после провала этого плана, некими «кластерами».

Эта задача тоже внутренне противоречивая и недостижимая. Именно поэтому украинское руководство, особенно в последнее время, так неадекватно ведёт себя в донбасском вопросе – вплоть до отрицания в заявлениях высокопоставленных чиновников самого существования Донбасса.

В попытке добиться невозможного Киев апеллирует к Берлину и Парижу, чтобы те принудили Москву к фактическому отказу от Минска в пользу неких новых путей решения конфликта. Одновременно украинское руководство, как оно, вероятно, считает, дополнительно давит на Кремль, демонстрируя свою готовность идти до конца – развязать войну на Донбассе. Подчёркивается готовность пойти на такое, несмотря на угрозу российского вмешательства и готовность не сдаваться и после предполагаемого поражения – вплоть до партизанской войны.

Будет ли война

Законодательные, политические, организационные и военно-технические приготовления – вполне реальны. А, как известно, заряженное и нацеленное ружьё может выстрелить даже при не самой сильной мотивации стрелка. Особенно учитывая, что в нашем случае стрелок очень зависим от внешнего управления и может просто выполнять приказ. Хотя нельзя не отметить, что реальные военные возможности ВСУ пока ещё очень ограничены, а поддержка украинским народом милитаристских идей власти – очень слабая, особенно на Юге и Востоке страны.

Важнейший вопрос – реальны ли эти намерения или это только блеф и демонстрация. Однозначного ответа здесь нет. Украинский главнокомандующий Руслан Хомчак прямо сказал, что ВСУ готовы к наступлению на Донбасс, но «надо просчитать последствия». Основным сдерживающим фактором здесь является опасение открытого военного вмешательства в гражданский конфликт на Донбассе Российской Федерации. Главная задача, которую, вероятно, сейчас лихорадочно пытаются решить в Киеве - это понять точно: вступится Москва за Донбасс или нет. И если вступится, то как скоро и каким образом. 

Теоретически Москве нет никакой необходимости даже вводить на Донбасс подразделения сухопутных войск. ВСУ могут быть уничтожены в считанные часы одним ударом баллистических неядерных ракет. Дислокация украинских войск благодаря спутниковой группировке известна россиянам до сантиметра. А затем остатки могут быть подчищены фронтовой штурмовой авиацией, базирующейся в Ейске. Однако практически Путин никогда на это не пойдёт, по-прежнему считая украинцев братским народом. Но в это категорически не хотят верить накрутившие сами себя политические украинцы.

Таким образом, никаких гарантий или уверенности в российской военной помощи Донбасс не может иметь. Во всяком случае отрытого вмешательства РФ будет избегать до последней возможности.

Противоположная сторона конфликта, скорее всего, хорошо осознаёт возможности и намерения Киева. В непризнанных ДНР и ЛНР заявили о готовности отбить нападение Украины без помощи РФ. Передислокация российских войск поближе к границам Донбасса, о которой постоянно сообщают украинские СМИ, вероятно, действительно, имеет место. Но это сделала бы любая страна, на границе которой назревает военный конфликт.

Резюме

Уверенно можно говорить лишь о том, что конфликт на Донбассе всё более усиливается и усложняется – как в политической, так и чисто военной плоскости. То есть – назревает. И хоть по опыту семи лет его продолжения никакие прогнозы здесь не могут быть хоть сколько-нибудь точными и реалистичными, кризис по своей сущности не может длиться долго. Он или утихнет, вернув ситуацию в докризисное состояние без разрешения конфликта, или закончит конфликт радикальным способом.