Монитор UA

Игра в поддавки: что не так с российской внешней политикой

Политика / Мнение,   3.04.2021, просмотров: 750

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров
На снимке: Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров

Отсутствие духовного вектора развития, идеологический раскол между народом и элитой приводит к тому, что внешняя политика РФ построена на советских подходах.

Обострение на Донбассе вновь подняло застарелую проблему, многократно обсуждаемую в сообществе независимых аналитиков: почему российская внешняя политика так неэффективна. Проблемы вокруг российских границ нарастают как снежный ком, но при этом ошибки не только не признаются, а делается всё для того, чтобы отступление назвать наступлением.

Глупость или предательство?

Иностранные государства и союзы всячески дестабилизируют обстановку на границах России, но адекватного ответа как не было, так и нет. Белоруссия, Украина, Закавказье – нигде нет спокойствия. Со стороны же РФ в ответ звучат лишь ничего не значащие слова о примирении, что однозначно воспринимается как слабость и только поощряет правящие режимы к дальнейшему усилению конфронтации.

И на фоне риторики кота Леопольда из известного мультфильма то и дело случаются ситуации, когда независимый наблюдатель просто входит в ступор, не понимая – это банальная глупость или коварное предательство.

Взять хотя бы «Северный поток 2». Неужели руководители госкорпораций и высшие чиновники, получающие многомиллионные ежемесячные зарплаты, и должный их поддерживать пул экспертов не смогли спрогнозировать попыток США и их марионеток в Европе, в том числе Германии, сорвать проект? Откуда такая наивность в оценке перспектив сотрудничества с «западными партнёрами»?

Похожее положение с фиктивным отравлением Алексея Навального. Ведь кто-то из высокопоставленных управленцев принял решение отправить оппозиционного блогера за границу. Неужели этот чиновник не понимал, что  вместе с ложной жертвой он отдаёт все козыри в руки врагов России, проводивших против неё эту информационно-пропагандистскую спецоперацию.

Или последнее решение, когда на фоне накопления Киевом войск вблизи  линии соприкосновения на Донбассе ВС РФ стали демонстративно, без какой-либо маскировки, среди бела дня осуществлять перемещения военной техники вблизи конфликтного региона.

По всей видимости, это традиционная тактика «предупреждения», успешно применяемая в ХIХ веке. Но сейчас всё работает с точностью до наоборот. Если раньше СМИ использовались для поддержки боевых действий, то в нынешнюю эпоху гибридных войн, уже наоборот, боевые действия развязывают под конкретные информационные операции и связанные с ними политические шаги.

Поэтому в нашем случае применение тактики позапрошлого века не только не достигнет результата (США это точно не напугает), но и совершенно явно навредит. Ибо будет впоследствии использовано для обвинения именно России в развязывании войны на Донбассе.

В плену советских стереотипов

Помимо прямой вербовки российских чиновников западными спецслужбами (что неоднократно доказывалось) есть и системные причины такой игры в поддавки с Западом.

В отношениях с близким зарубежьем это намертво вбитый в головы российского внешнеполитического руководства (да и значительной части обычных россиян тоже) ещё с советских времен тезис о дружбе народов. Соответственно, идеальное состояние России в ближнем зарубежье – это такое, когда она окружена «дружественными» государствами.

На самом деле для государства существуют лишь интересы. А «братские народы», «дружественные государства» - это всего лишь пропагандистские штампы, используемые в дипломатической риторике для сокрытия истинных намерений, да в пропаганде для широких народных масс.

В Советском Союзе на самом деле было возможным существование дружественных народов, поскольку противоречия между ними снимались принадлежностью к общности более высокого порядка – советскому народу. Однако как только советский народ исчез, никаких братских народов не осталось. Осталась только инерция мышления российских дипломатов старой школы, для которых мифическое «добрососедство» (за немалые деньги) стоит выше национальных интересов своей страны.

Дружба народов и политические украинцы

Порочность такого подхода и привела к полному краху внешней политики на украинском направлении. Эта страна за без малого 30 лет своей независимости от союзнических отношений через недружественный нейтралитет перешла к открытой безудержной вражде.

Несмотря на это, в России с упорством, достойным лучшего применения продолжают считать, что есть некий дружественный России украинский народ, по недоразумению попавший под власть неких враждебных «бандеровцев».

Действительность не имеет с этим ничего общего. Враждебным РФ является именно украинский народ как новая политическая общность, который осознаёт себя исключительно как отрицание и противостояние русскому народу.

Политические украинцы постоянно по всякому поводу и без него поминают Россию, ибо без борьбы с ней они просто исчезнут, растворятся в русском пространстве. А дружественные России силы на территории бывшей УССР – это не какие-то правильные украинцы, а миллионы брошенных на Украине русских, которых Москва предпочитает не замечать.

До последнего российские власти надеялись на то, что на Украине если не придут к власти, то хотя бы будут представлены в политике некие «дружественные силы», поддерживали политические симулякры вроде ОПЗЖ и Виктора Медведчука. Однако недавний тотальный разгром даже такой бутафорской оппозиции и закрытие трех центральных телеканалов показали несостоятельность такой политики. На Украине полным ходом идёт строительство нацистского государства, «договориться» с которым невозможно в принципе.

От Белоруссии через Беларусь к Belarus

Судя по последним событиям вокруг Беларуси, украинский кейс ничему не научил российское внешнеполитическое руководство. Официальная Москва продолжает пестовать умершую вместе с Советским Союзом схему «дружественных государств».

Объективно-исторический процесс заставляет эту страну отдаляться от России, невзирая ни на какие взаимные симпатии руководителей, экономические и лично-семейные связи. Белоруссия в реальных условиях может быть либо частью России, либо её врагом.

Положение союзного государства, которое обе страны пытались удерживать три десятка лет, оказалось искусственным и крайне неустойчивым. Попытки Москвы поддерживать политический труп Александра Лукашенко – крайне плохая инвестиция в долговременной перспективе. И нынешнее затухание протестов – это далеко не конец этой истории.

Политическая инерция – только у россиян

Говоря проще, расчёт политического руководства РФ на то, что бывшие союзные республики в силу старой дружбы народов будут априори сохранять хорошие отношения, не оправдался. То есть свою собственную политическую инерцию российская политическая элита переносила на все соседние государства. Но там уже произошла радикальная смена политических элит. И ностальгия по советским временам единой семьи народов им неведома.

Вероятно, если бы российская политика на постсоветском пространстве была более активной, сферу влияния из дружественных, но независимых стран удалось бы ещё на какое-то время сохранить. Но в условиях наступления Запада на пост-СССР пассивная политика закономерно привела к потере влияния России в собственном ближайшем международном окружении, что на военном языке тождественно сдаче противнику стратегического предполья.

Примитивный прагматизм хуже идеализма

Закономерный вопрос – а почему, собственно, так произошло, приводит к другому недейственному принципу, которым руководствуется российская управленческая и экономическая элита. Это постулат о приоритете материальной выгоды и безусловной власти денег в современно мире. Его ещё хорошо помнят по задекларированному первым президентом РФ Борисом Ельциным девизу: «Обогащайтесь!».

Упрощая это можно сформулировать следующим образом: отбросив коммунистический аскетизм, российская элита ударилась в другую крайность: безудержный гедонизм, базирующийся на смеси беспринципности с примитивно понимаемым прагматизмом. Иными словами, деньги для российской элиты стали абсолютной, главенствующей ценностью. Причем, они ошибочно убеждены, что этим они копируют западный образ жизни.

На самом деле всё сложнее. Западные деятели не раз показывали, что готовы отказаться от сиюминутной выгоды ради политических принципов. Тот же случай со вторым «Северным потоком»: на более высоком уровне управления Германия, пусть под давлением США, готова отказаться от выгодного проекта ради достижения победы над цивилизационным противником – Россией.

Это уровень концептуального понимания политики: бескомпромиссное противостояние тому, кто назначен врагом. Безусловно, западные политики при этом рассчитывают, что в дальнейшем, например, при гипотетической делёжке добычи, доставшейся от поверженного противника, их страны с лихвой компенсируют сегодняшние потери. У них есть понимание, что деньги – это лишь средство, но не самоцель, а выгода может быть не только здесь и сейчас, и не только материальной.

Даже руководство нищей Украины действует против России часто явно в ущерб материальной выгоде для собственной страны. И это не глупость, как принято считать в России, а стратегия: с поверженной России Киев рассчитывает получить гораздо большую добычу. Над этим можно сколько угодно смеяться, но факт никуда не исчезает, и российскому руководству его нужно учитывать при планировании действий на украинском направлении внешней политики. Однако последнее пытается действовать всё по тем же, давно отжившим принципам.

К примеру, предложение президента России Владимира Путина поставить Украине российскую вакцину от коронавируса «Спутник V», что было предсказуемо отвергнуто Киевом. Это не первый случай когда Украина в унизительной форме отвергает великодушные предложения России. А то, что российские политики периодически продолжают их выдвигать, подтверждает, что осознания новых внешнеполитических реалий у них не происходит.

Культ международного права

Ещё одна особенность внешней политики России – фетишизация международного права. Интересно, что в основном законе Российской Федерации словосочетания «международное право» и «международный договор» встречается 24 раза. Словосочетание же «русский народ» в Конституции, написанной якобы для этого народа, не встречается ни разу.

Отсюда вытекает, что Москва будет упорно стучаться в двери к официальным властям постсоветских республик, постоянно подчёркивая свое невмешательство в их внутренние дела. Даже если эти власти пришли в результате незаконного государственного переворота, если в их странах ущемляются этнические права миллионов русских, да и сами отношения с такой страной в союзническом формате вредны и даже опасны для России.

Цепляние за суверенитет постсоветских республик, их восприятие как полноценных государств и принцип невмешательства уже привели к формированию санитарного кордона и пояса нестабильности вокруг РФ. Постсоветские республики являются государствами лишь в слабом определении, фактически же это сепаратистские образования, весь смысл существования которых сводится к огораживанию от России, даже если это наносит им ущерб.

Выводы: с теми же ракетами

Во время Холодной войны журналист «Файненшнл Таймс» Дэвид Бьюкен назвал Советский Союз «Верхней Вольтой с ракетами» имея в виду катастрофическое отставание СССР от Запада в гуманитарной сфере. Анализируя современную российскую внешнюю политику приходишь к выводу, что с тех пор ничего по сути не изменилось. Россия по-прежнему с лучшими в мире ракетами и по-прежнему с драматическим непониманием того, что происходит в мире.

В этом смысле очень показательны слова Сергея Лаврова, сказанные по поводу того, готова ли официальная Москва к тому, что в Беларуси может поменяться власть:

Мы долгие годы жили в одном государстве, но мы и не должны вести себя так, как ведут себя американцы. Они ведут себя грубо, невежливо и беспардонно. Хотя сами поучают других. Они через свои посольства продвигаются – так было и в Киеве, так сейчас происходит и в Молдавии. Они продвигают свои интересы и в республиках Закавказья, мы это тоже видим и знаем. Но я убеждён, что мы такого рода методами действовать не должны.

Вдумайтесь в эти слова. Глава внешнеполитического ведомства говорит буквально следующее: «мы знаем как действовать эффективно, но мы так действовать не будем». У любого здравомыслящего человека сразу возникнет вопрос: Почему? Ради каких высших целей вы жертвуете государственными интересами? И что вообще может быть выше государственных интересов? Но ответа на этот вопрос мы не получим.

Можно предположить, что отказ от принципов веры в дружбу народов бывшего СССР, абсолютного приоритета материальной выгоды и веры в непоколебимость международного права потребовали бы радикальной смены парадигмы существования нынешней РФ. Так сказать, её самоотрицания, к чему ни элита, ни народ страны совершенно не готовы.

Практический результат всего этого: отказ Российской Федерации от исторической роли традиционной России (в обличье хоть Российской Империи, хоть Советского Союза), состоявшей в собирании Евразийского пространства. Этот отказ был задекларирован Ельциным, и основанная им современная Россия ему неукоснительно следует, постоянно акцентируя внимание на своём внешнем невмешательстве в дела соседних малых государств и тщательно скрывая вмешательство.

В результате - для России и россиян на Украине нет русских - только украинцы (одни - "бандеровцы", другие - "правильные"). Ведь иначе пришлось бы брать на себя ответственность за культурный геноцид всех русских, проживающих не только на Украине, но и во всех других постсоветских государствах. На момент развала СССР их было около 100 миллионов человек. Проще апеллировать к несуществующей дружбе народов и примиряться с нестабильностью на границах, чем брать на себя ответственность, вернувшись к положению модератора Евразийского пространства.

Отказ от абсолютного приоритета материальной выгоды имел бы другой стороной отказ от стремления России к союзу с Западом, ибо никакой другой основы для этого союза нет. Но признать это значило бы стать на путь принципиальной конфронтации с Западом, а для этого у РФ не имеет идейной основы, ни решительности.

Другой вопрос, что нынешний внешнеполитический курс России пока приводит только к нарастанию противоречий с соседями и накоплению проблем, не решая ни одну из них. То есть в перспективе или Россия изменит свои принципы, подчинив себе внешние обстоятельства, или последние изменят Россию, и вряд ли это будут позитивные изменения.