Монитор UA

Краткий экскурс геноцида русского языка на Украине

Власть,   12.04.2021, просмотров: 1 614

ЛГБТ поддерживают принятие закона о мове, 2019 г.
На снимке: ЛГБТ поддерживают принятие закона о мове, 2019 г.

Независимая Украина может существовать только как антипод России, что первая и доказывает на практике уже почти 30 лет. Если ситуация не изменится – то русский язык на Украине исторически обречён.

Сейчас вопрос с русским языком на Украине напоминает фильм ужасов. А ведь ещё семь лет назад русский и украинский, казалось бы, мирно уживались в государстве и обществе. Или нет?

Кучма: Украина таки не Россия

Всё началось при президенте Леониде Кучме. При его предшественнике и тёзке Кравчуке до планомерной украинизации руки у власти не доходили – Украина пыталась просто выжить как независимое государство. Полностью на украинском велось делопроизводство только на уровне высших органов государственной власти. Ограничений по использованию русского на местном уровне – в официальной документации, бизнесе, обществе, сфере обслуживания – не было. Всё зависело от преобладающего в том или ином регионе языка – используй, какой хочешь. Ограничивать русский почти никому и в голову не приходило.

Но только почти. С первого президентства Кучмы (1994 г.) в государственном управлении наметился явный тренд даже не столько на украинизацию, сколько на вытеснение русского языка. Его носителями стали, что естественно, политики и общественные деятели с Западной Украины. И, что странно, высшие государственные деятели из Украины Восточной. И в первую очередь – президент Кучма. Его печально знаменитая книга «Украина – не Россия» (2003 г.) – это на самом деле его искренний политический манифест.

К 2000 году русский язык из официального оборота прежде всего государственных органов был практически вытеснен по всей Украине. Он мог оставаться, разве что, в какой-то малозначительной внутренней документации, не выходящей за пределы отдельного юридического лица.

Одновременно становилось всё меньше чиновников исполнительной власти, официально выступавших на русском. Украинский негласно поощрялся, русский – не одобрялся. В Раде и местных советах стали возникать первые требования депутатов-националистов обязать всех государственных лиц говорить исключительно на украинском. Провести закон о придании русскому языку статуса второго государственного, что перед каждыми выборами обещали все политические партии и кандидаты от Юго-Востока, так и не удалось. Не очень-то и старались.

Параллельно именно при Кучме началась ползучая, но целенаправленная украинизация образования. Да такая, что к 2014 году без всяких драконовских законов более 90% средних учебных заведений Украины были украиноязычными. И лишь в менее 50% из них русский преподавался как предмет. При том, что по данным переписи населения 2001 года на русском постоянно общались 53% населения, на украинском – 45%. Это в среднем по Украине, а на Юго-Востоке русскоговорящих – подавляющее большинство. И в 2014-м ситуация особо не изменилась.

При президенте Викторе Ющенко ничего особенно нового в государственной сфере по украинизации и придумывать не пришлось – настолько мощный импульс она получила при Кучме. Ющенко только продолжил и углубил его дело.

А вот при Викторе Януковиче русский язык в 2012 году несколько усилился принятием закона о его региональном статусе. Однако никакого отката украинизации от этого не произошло. Разве что на Юго-Востоке она была приторможена в негосударственной сфере.

Но сами чиновники Януковича не могли отказаться от украинизации. Достаточно вспомнить абсолютно русского бывшего премьер-министра «дедушку» Николая Азарова, добросовестно пытавшегося говорить на украинском и выдававшего перлы вроде знаменитых «кровосисей». Или того же Януковича с его «йолкой».

Единственным государственным языком на Украине был и остаётся украинский. Это положение Конституции до сих пор выступает незыблемой основой для украинизации и дискриминации носителей других языков. Прежде всего – русского, хотя по той же конституции государство создаёт особые условия для его использования и развития.

Кому и зачем нужен этер

Борьба с русским языком – лишь первый уровень одного из направлений стратегической задачи создания враждебного и оторванного от России украинского народа. Чтобы русские и украинцы перестали друг друга легко понимать западным социальным стратегам и литературный украинский не подходит – слишком похож на русский. В мове искусственно насаждаются западноукраинские диалектизмы, полонизмы, германизмы и выдуманные слова украинского новояза.

Впервые на общегосударственном уровне это стало заметно в СМИ, когда во времена Ющенко на телеканале СТБ дикторы стали вводить в оборот чудовищный воляпюк. Журналист пишет, что инициатором стал тогдашний главред СТБ Виктор Кабак, сотрудничавший с рядом иностранных фондов. С его безумного языка в эфир ворвались «этер» (собственно эфир), «гэбрэи» (евреи), «Эуропа» (Европа), «павза» (пауза), «Атэни» (Афины) и др. Эти слова объяснились так называемым харьковским правописанием украинского языка, принятым в 1927 году в рамках коммунистической украинизации на Всеукраинской конференции правописания, проходившей в Харькове, в то время – столице УССР. В 1933 году харьковское правописание в УССР было отменено, как националистическое.

Но кроме слов харьковского правописания, имеющих под собой хоть какое-то обоснование, Кабак стал вводить в лексикон ведущих такие слова, как «ввыжальнопричинэць» (галлюциноген) «зъявысько» (феномен), «оживляч» (реаниматор), «шинквас» (стойка бара), «шабельтас» (портупея), «легкопаднык» (парашютист) и многое другое. Эти слова сотрудники телеканала называли «кабакизмы» и относились к ним с юмором, хотя на самом деле смеяться здесь было нечему. Создаётся впечатление, что главред придумывал их при помощи употребления «ввыжальнопричинцэв». Ну или получал в готовом виде от каких-то разработчиков.

«Вершиной творчества Вити Кабака автор считает … «крыжани кардуплыкы». Этот кабакизм означал космические объекты – ледяные карлики. Автор расхохотался и прочитал это в эфире, сочтя свой поступок веселым озорством»,

 - пишет Равреба.

Теперь-то ясно, что это была целенаправленная программа по изменению украинской мовы с целью её отдаления от русского языка. Пиком этой политики стало введение Кабмином Украины в 2019 году новой редакции украинского правописания, в основном, повторяющей харьковские нормы 1927 года (Фёдор – «Теодор», эфир – «этер», миф – «мит»; феминитивы: членкини, поэтки и критикессы и т.д.). Фактически эти нормы пока не действуют – они отменены судом высшей инстанции, почти не употребляются в официальной речи, мало используются в СМИ (кроме самых упоротых) и не изучаются в школах. Однако несомненно, что через какое-от время, когда (и если) украинское государство переживёт нынешний военно-политический и социально-экономический кризис, к их насаждению вернутся. Ведь задачу сделать граждан Украины максимально непохожими на жителей России никто не отменял.

Как Зеленский стал драконом

Курс на украинизацию, вытеснение русского языка и дискриминацию его носителей особенно усилился после государственного переворота 2014 года – при президенте Петре Порошенко. Однако самые чудовищные нормы вступили в силу уже при Владимире Зеленском, шедшем на президентские выборы 2019 года под лозунгом равноправия носителей разных языков. При нём заработал закон «Об образовании» 2017 года, был принят закон «О среднем образовании» 2020 года, насильственно украинизирующие школьную систему.

В 2021 году при Зеленском вступил в силу закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», принятый в апреле 2019 как прощальный привет от Порошенко. Он тотально украинизирует всю общественную жизнь, за исключением личного общения. За нарушение закона предусмотрены административные и уголовные санкции. И – самое чудовищное – введён институт языковых инспекторов, призванных следить за исполнением норм закона. Так Зеленский, победив дракона Порошенко, в плане дискриминации носителей русского языка стал ещё худшим драконом.

Парадоксальность ситуации, когда русский язык вопреки конституции насильственно вытесняется, хорошо понимают в преимущественно русскоязычной высшей власти Украины. Так, недавно в поддержку русского языка высказался влиятельный министр внутренних дел Арсен Аваков. А пресс-секретарь Зеленского Юлия Мендель в интервью заявила, что Украина имеет право на свой вариант русского языка, отличный от «российского русского». Ранее от проукраинских лидеров мнений не раз звучали слова о том, что русскоговорящие патриоты Украины не менее патриотичны, чем украиноязычные.

Эти заявления отражают циркулирующую среди части русскоговорящих русофобов идею построения русскоязычной (или двуязычной) антироссийской Украины. Однако воплотиться этой идее архитекторы нынешней Украины не дадут. Слишком рискованно: общность языка создаёт между гражданами Украины и России почву для контакта. Не для того стратеги Запада работали с 1991 года, раздувая и создавая различия между русским и украинским народами. Одной политической сознательности для надёжной русофобии недостаточно, нужны явные, очевидные, неотторжимые различия. Всё по классическому принципу разделяй и властвуй, ведь дружественная Украина исторически неизбежно соединится с Россией, а её длительное отдельное существование – политический мираж.

Независимая же Украина может существовать только как антипод России, что первая и доказывает на практике уже почти 30 лет. Если ситуация не изменится – то русский язык на Украине исторически обречён.