Монитор UA

Нужна ли Украина России

Мнения,   25.04.2021, просмотров: 733

Исполнительный директор Нафтогаза Юрий Витренко и председатель правления ОАО Газпром Алексей Миллер в Вене после переговоров - 30 декабря 2019 г.
На снимке: Исполнительный директор Нафтогаза Юрий Витренко и председатель правления ОАО Газпром Алексей Миллер в Вене после переговоров - 30 декабря 2019 г.

Всё, что надо властям РФ от Украины – это экономическое сотрудничество (даже в ущерб себе) и хотя бы нейтральная политическая риторика.

Но даже такие запредельно льготные условия киевский режим не устраивают. Почему? Давайте разбираться.

Аннексия Крыма

На первом месте в списке украинских обид сейчас, конечно, аннексия Крыма Россией в 2014 году. То, что на полуострове был референдум, киевских политиков никак не трогает. Во всеуслышание они заявляют, что референдум был «под дулами автоматов», про себя же понимают другое – что мнение крымчан их интересует меньше всего. Для них это утрата их собственности, их огорода. И да, кстати: откуда они взяли это дикое слово «дуло»? У автомата вообще-то ствол.

Аннексия, или, точнее, воссоединение Крыма с Россией (после его передачи из состава РСФСР в состав УССР в 1954 году) состоялось при полном непротивлении киевского режима, который тогда только недавно незаконно захватил власть в результате государственного переворота.

Лидеры переворота Арсений Яценюк, Виталий Кличко и Олег Тягнибок с радостью были готовы обменять Крым на власть в Киеве. Об этом сейчас есть документальные свидетельства, в частности, материалы прослушки СБУ «Тайной вечери» - переговоров Яценюка, Кличко и Тягнибока с Джоном Маккейном в гостинице «Интерконтиненталь 14 декабря 2014 года. В украинских СМИ это, разумеется, замалчивается.

Но если о переговорах о сдаче Крыма действительно мало кому известно, то уж факт того, что украинская армия ушла с полуострова добровольно и практически без единого выстрела очевиден всем. Но об этом в Киеве уже напрочь забыли. Ну, а о возврате Россией военной техники Украине не вспоминают ни киевские, ни московские СМИ, ибо эта глупейшая история неудобна ни тем, ни другим.

Сейчас, особенно на фоне зубодробительной киевской пропаганды кому-то может показаться нормальным, что едва ли не главной целью своей внешней политики Киев провозгласил возврат Крыма. Но давайте вспомним, как совсем недавно, в 2008 году от Сербии было отделено Косово. В отличие от Крыма, ситуация в Косово была крайне драматичной. Сербы много и яростно протестовали, однако это не помешало американцам провернуть операцию по отсоединению этой части Сербии и предоставления ей квази-независимости.

Однако после этого Белград не стал зацикливаться на возврате Косово, не объявил США своим врагом, албанцев – оккупантами и не стал готовиться к войне за возврат анклава. Внешняя политика не только Сербии, но и всех адекватных стран строится на том подходе, что всегда нужно действовать в интересах собственной страны и исходя из существующих реалий.

Поэтому идея-фикс Киева о возврате Крыма – это ненормально. Это говорит о том, что это не причина, а всего лишь удобный повод. Но что же тогда причина? Давайте вспомним историю украино-российских отношений до аннексии.

Повод для ненависти

Казалось бы, Украине после обретения ею подарочной независимости достался идеальный внешнеполитический сосед. Как бы русский язык не подвергался геноциду, как бы ни кидали киевские чиновники российский бизнес на миллионы долларов, Москва неизменно демонстрировала безграничное благодушие.

А тем временем американцы смело взялись за амбициозный проект социальной инженерии – создать чуть ли не с нуля украинскую нацию, используя в качестве закваски крошечный маргинальный субэтнос, проживающий в трех западных областях. И изначально абсолютно позитивное отношение к России и русским у жителей Украины стало меняться на враждебное. Сначала у западных украинцев, потому у восточных, а затем уже и у миллионов русских, которые стали перековываться в русскоязычных политических украинцев.

Где-то понимая происходящее, но не имея адекватных инструментов воздействия, Москва старалась не давать даже малейшего повода для вражды. Но это было бесполезно, поскольку в век информационных технологий объективная реальность на мировоззрение людей почти никак не влияет. Современные методы информационного воздействия позволяют смоделировать любую реальность в голове обывателя – хоть из обычной респираторной инфекции сделать угрозу всему человечеству, хоть из дружественного народа сделать смертельного врага.

Как? Например, для этого в общественное сознание внедрялись специально сконструированные мифы, вроде мифа о голодоморе («русские заморили голодом украинцев, потому что русские ненавидели украинцев за то, что они украинцы») или мифа о бое под Крутами («украинские студенты достойно отразили полчища русских завоевателей и все погибли за Украину»). На самом деле таких мифов много, все они шиты белыми нитками, но по невежественному обывателю они прекрасно работают.

Но если до этого американские политтехнологи руками (или, точнее, ртами) украинских журналистов строили русофобию без всякого повода, то как они могли пройти мимо такого чудесного подарка как «оккупация Крыма»?

Гуманитарное бессилие Москвы

Что касается руководства РФ, то оно смотрело на все это сквозь пальцы, явно недооценивая силу информационных технологий. Зашореные советским дружбонародным мифом, российские функционеры наотрез отказывались адекватно оценивать уровень угрозы. А между тем на границе с Россией методично, год за годом строилось агрессивное русофобское государство, весь смысл существования которого – в противостоянии России.

Не понимая принципов информационных технологий, Москва всё время пыталась говорить с Киевом с рациональных позиций, предлагая экономические преференции для страны в целом, а порой и прямо и подкупая представителей национальной элиты. Все это было абсолютно бесполезно, но ничего другого руководство РФ предложить не могло и не хотело.

Главная, фундаментальная причина, по которым это произошло – это крайняя отсталость современной Российской Федерации в сфере гуманитарных наук. Если в области точных наук Россия по-прежнему на высоте, то гуманитарные науки не смогли возродиться после 60 лет советского идеологического догматизма.

В странах Запада в последние несколько десятилетий активно развивались теории информационного воздействия на общественное сознание, выделено целое научное направление – коммуникативистика. В России же этого как не было, так и нет до сих пор, хотя важность массовой информации в современной политике очевидна уже, наверное, даже каждой домохозяйке.

Выводы к главе:

  • Если Москва воспринимает общественное сознание как некую постоянную, стихийно формирующуюся величину, для Вашингтона это пластичная субстанция, которую при помощи специальных технологий можно менять в своих интересах как угодно.

  • Бытие по прежнему определяет сознание. Но со времен Маркса объём понятия «бытие» изменился. Теперь это не только быт, но и информационное окружение. Можно сказать, что человек всё больше живет не в своей квартире и не на своей улице, а в Фейсбуке и Тик-токе.

Имперские амбиции России

Прежде всего следует понимать, что жупел «имперские амбиции» - это пропагандистский штамп, и когда мы его слышим, мы имеем дело именно с пропагандой. Придумали его американские политические стратеги ещё в начале 90-х для сдерживания российской внешней политики на постсоветском пространстве. Суть этого штампа в том, что Россия, якобы, хочет восстановить Советский Союз и подчинить себе все государства, возникшие при его развале.

Разумеется, ни о чем подобном либеральные руководители молодого российского государства и не помышляли. Постсоветская капиталистическая РФ объективно не имела ни возможностей, ни необходимости к экспансии на постсоветском пространстве. Украина как государство – политический сателлит им была объективно не нужна. Новая московская элита ничем не отличалась от киевской, точно также мечтая занять свое место на боготворимом ими Западе.

Перспектива же взятия на содержание ещё нескольких десятков миллионов человек была для российского руководства и вовсе страшным сном. Сейчас нельзя просто так взять и отправить людей строить дорогу в Сибири. А вот пенсию платить государство обязано, равно как и выплачивать различные социальные пособия.

Именно поэтому российские власти были заинтересованы в украинской государственности как никто другой. И в этом их полностью поддерживал российский обыватель. Он прекрасно понимает, что вся российская экономика построена на трубе. И чем меньше население, тем больше ресурсов от этой трубы перепадёт лично ему.

И Москва не скупилась на политические заявления о том, что Россия уважает и готова всячески поддерживать суверенитет всех постсоветских стран. И это были совершенно искренние заявления. «Невмешательство в дела других стран» из пропагандистского клише для сокрытия истинных целей превратилось в реальный, хоть и самоубийственный (как впоследствии окажется) принцип российской внешней политики.

Тем не менее, это не помешало Киеву использовать идею «имперских амбиций России» для целей собственной русофобской пропаганды. В общественное сознание стали внедрять мысль о том, что Россия имеет едва ли не главной своей целью лишение Украины независимости. Современную капиталистическую Россию жестко ассоциативно привязали к Советскому Союзу и сгрузили на неё весь наработанный ранее негатив антисоветской пропаганды. В сознании невежественного украинского обывателя стали рисовать картины, как его чуть ли не заковывают в кандалы и отправляют в Сибирь на каторгу за то, что он украинец.

Никаких подтверждающих фактов из реальной жизни для этого сейчас не было, но, как мы указывали выше, сейчас этого и не требуется – всё можно искусственно сконструировать в СМИ и интернете.

Украинская пропаганда стала запугивать украинцев тем, что Россия их «поработит» и заберет самое ценное – их землю. Как видим, это апелляция к архаичному сознанию, реалиям средневековья, когда земля и люди были главными источниками богатства. Но это работает! Украинцы в своём большинстве на самом деле не понимают, что сельское хозяйство – это последнее, что может интересовать российский бизнес. А люди в условиях сохраненных со времен СССР социальных стандартов – это чистейшая обуза для государства.

В этой связи можно привести такой пример. Главный редактор одесского новостного сайта «Таймер» как-то упоминал об одном курьёзном случае. По его словам, в 2014 году в Одессе (!) к нему обращались знакомые с просьбой их укрыть, в случае если город займут российские войска и их будут искать для того, чтобы схватить и отправить в Сибирь на каторгу.

Выводы к главе:

  • Имперские амбиции – это метод объяснения украинской пропагандой обывателю вымышленных «агрессивных намерений России» с иррациональных позиций.

  • Российская политика на украинском направлении цинична, безыдейна и построена на сиюминутной материальной выгоде.

Ненужность Украины как бомба замедленного действия

Нынешняя ситуация с Украиной показала ущербность курса Москвы на сохранение независимости Украины любой ценой. Украина так и не смогла состояться как самодостаточное государство.

Вопреки расхожему мнению (опять же, сами поверили в собственные пропагандистские клише) независимость новой украинской элите не нужна и никогда не была нужна. Всё к чему она стремилась – это найти себе хозяина побогаче и поглупее. А самим стать при этом хозяине управляющими территории, чтобы иметь возможность воровать, но не неся при этом никакой ответственности. Для народа озвучивали, разумеется, совсем другие лозунги.

Американцы эту игру прекрасно поняли и использовали хитрую наивность украинцев для того, чтобы создать из их страны одноразовый инструмент против России. А теперь, как, впрочем, и всегда, недоработки политиков и дипломатов опять придется исправлять военным.

Выводы к главе:

  • Украина не смогла состояться как суверенное и самодостаточное государство, выродившись в некоего гладиатора у своего хозяина – США. Пустить всё на самотёк в этой стране – это была плохая идея.

  • После аннексии Крыма у Кремля не осталось никаких стратегических интересов на Украине. Нынешнее российское политическое руководство хотело бы отгородиться от Украины большой китайской стеной, но уже не получится.

Конфликт на Донбассе

События на востоке Украины кроме всего прочего поднял и вопрос о том нужна ли России эта часть Украины. Украинская пропаганда отвечает на этот вопрос однозначно утвердительно, что в свете общего русофобского дискурса вполне логично. России же был и остаётся нужен только Крым, вся остальная Украина, включая оказавшиеся в зависимости ДНР/ЛНР, Москве не только не нужна, но и воспринимается как досадное бремя.

С 2014 года Москва делала всё от себя зависящее, чтобы вернуть мятежный регион под контроль (а, самое главное – под ответственность) Киева. Причины – опять же экономические (экономика, построенная на экспорте энергоресурсов не заинтересована в увеличении ни территории, ни населения – описано далее в главе «Нужна ли России Украина в экономике») так и политические, описанные в главе «Имперские амбиции России».

Началось всё с того, что Москва не позволила вооружённым формированиям самопровозглашённых ДНР/ЛНР довершить полный разгром ВСУ после окружения под Иловайском в 2014 и Дебальцево в 2015 годах и не признала результаты референдумов о вхождении в состав России. Все последующие годы вплоть до настоящего времени политика Москвы в отношении Донбасса строилась исключительно на том, чтобы вернуть неподконтрольные территории в состав Украины в рамках Минских соглашений.

Вместе с тем, для внутреннего потребления российская пропаганда вынуждена убеждать население в том, что «Россия Донбасс не бросит». Это очень забавно, но со стороны Киева происходит всё то же самое, только с обратным знаком. Объективно мятежный регион с нелояльным населением Киеву не только нужен, но и вреден. Но для внутреннего потребления пропаганда создаёт картинку того, как Украина героически пытается освободить Донбасс от российской агрессии.

Нужна ли России Украина в экономике

Пик экономического сотрудничества двух стран пришелся на начало 2010-х. Настолько успешно, что Москва предложила Киеву участие в Таможенном союзе, что давало украинской экономике значительные преференции в торговле с Россией и другими странами ТС. Это не на шутку напугало США, которые увидели в этом те самые пресловутые «имперские амбиции». На скорую руку была придумана альтернатива – Ассоциация с ЕС.

На самом деле Европейский Союз предлагал Украине подписать Договор об Ассоциации уже на протяжении многих лет. Это стандартный документ, который ЕС подписывает с теми странами, которые не имеют перспективы членства. Именно по этой причине Киев всегда упорно от него отказывался.

Но потом внезапно оказалось, что Ассоциация с ЕС – это самое прекрасное, что могло случиться с Украиной, а Таможенный союз был объявлен «Таёжным» - ужасным, бесперспективным. Это был 2013 год – если западная пропаганда строилась грамотно, с опорой на эмоции, Москва сделала изначально провальную ставку на рациональное мышление украинцев.

После переворота Украина утратила уже последние остатки независимости, стала послушной марионеткой в руках США и в этом своём качестве начала активно разрывать все экономические связи с Россией, которые на тот момент ещё оставались. Это было очень чувствительно для Украины, но обезумевшее государство уже не чувствовало боли.

Для России критичным по большому счету оставался только импорт двигателей для кораблей, вертолетов и самолётов, завязанный на николаевский и, соответственно, запорожский заводы. Однако эту задачу Россия туго, медленно, но решила, наладив выпуск необходимой продукции на собственных предприятиях по имеющейся ещё с советских времён технической документации.

Все вышесказанное подтверждается статистическими показателями, согласно которым ВВП Украины в 2015 году снизился в два раза по сравнению с домайданным 2013 годом, в то же время ВВП России продолжал в этот период расти.

Энергетика: самоубийство как политическая необходимость

Сложнее всего Киеву было разорвать связи с Россией в энергетике. В угаре членовредительства ради похвалы своих хозяев, Киев был поставлен перед необходимостью не только рассечь мелкие сосуды, но и перерезать себе артерии. Но Киев это не останавливает, и он с упорством маньяка идёт к своей цели.

Зависимость России от Украины в атомной энергетике

Да, вопрос стоит именно так, а не иначе. Что касается зависимости Украины от России, то здесь всё просто. Штатные российские топливные сборки постепенно замещаются нештатными американскими. Оборудование, необходимое для регламентных работ, закупается по-прежнему в России, но не напрямую, а через немецкие и эстонские фирмы-посредники. Подробнее об этом можно почитать в нашем материале «Вестингауз против ТВЭЛ: грозит ли Украине атомная катастрофа».

Таким образом, в атомной отрасли Киев частично избавился от российской зависимости, пусть в ущерб своей экономике и безопасности (топливные сборки «Вестингауз» дороже и опаснее российских ТВЭЛов), а частично её замаскировал.

Но всё же России Украина в этой сфере куда нужнее. Это утверждение выглядит странным только на первый взгляд. Украинские эксперименты с неподходящим для реакторов топливом, общая обветшалость оборудования, деградация менеджмента и технической культуры на Украине создаёт ситуацию, когда повторение чернобыльской трагедии – лишь вопрос времени.

А это означает то, что та самая пресловутая политика невмешательства может привести к тому, что рвануть может в 269 (Южно-украинская АЭС) или 280 (Запорожская АЭС) километрах от российской границы. В зоне особой опасности – Крым и Ростовская область.

Газовый вопрос

Вопрос с украино-российскими газовыми отношениями разделяется на два вопроса: обеспечения Украины газом и транзита украинского газа через территорию Украины. В свою очередь первый вопрос тоже разделяется на два: обеспечения газом украинской промышленности и бытовой газ для населения.

На сегодняшний день вопрос газоснабжения промышленных предприятий не актуален, поскольку почти вся работающая на газе промышленность уже уничтожена. На момент развала Союза потребление газа на Украине составляло 113 млрд. куб.м. в год, из которых 90 млрд.куб.м. было именно промышленное потребление, и лишь шестая часть – потребление газа населением (23 млрд.куб.м.). По состоянию на 2018 год потребление газа населением не изменилось, в то время как промышленное сократилось в 10 раз.

Что касается бытового потребления, то собственная добыча газа на Украине составляет 19,7 млрд.куб.м., т.е. только немного не дотягивает до полного покрытия существующих потребностей.

В свою очередь России по-прежнему нужна Украина с точки зрения газового транзита. Вначале стратегия Москвы строилась на попытке минимизировать риски путём выкупа украинской газотранспортной системы. Однако Киев занял по этому вопросу принципиальную позицию – упускать такой инструмент для шантажа он, конечно же, не хотел. И тогда Россией было принято решение наладить поставки газа в Европу в обход территории Украины. И этот амбициозный проект постепенно реализуется. Так, если до 1995 года практически весь экспортируемый в Европу газ шел через Украину, к 2010 году это было уже 69%, в 2018 году – 42%, в 2019 году – 40%, в 2020-м - 30%, а в текущем году должна снизиться до 25%.

Минувший 2020 год прошел в яростной борьбе вокруг газопровода «Северный поток – 2». Его достройка была сорвана из-за беспрецедентного давления на европейские страны со стороны Вашингтона. Однако строительство было возобновлено, его окончание предварительно ожидается в июне этого года, а окончательный ввод в эксплуатацию – в сентябре 2021 года.

После этого техническая потребность в украинской ГТС составит около 10% или 15-20 миллиардов кубометров, что в два раза ниже уровня рентабельности ГТСУ. Прокачка будет убыточной и вообще ненужной, но всё равно сохранится из-за договора, подписанного в декабре 2019 года с украинским «Нафтогазом». Согласно этому договору Газпром не только выплатил Украине 2,9 млрд. долл. США штрафа по решению Стокгольмского арбитража, но и обязался на протяжении 2021-2024 годов прокачивать через Украину по 40 миллиардов кубометров газа.

В настоящее время США идёт на крайние меры для того, чтобы сорвать строительство газопровода и даже ради этого, как представляется, готова толкнуть Зеленского к эскалации вооруженного конфликта на Донбассе. Тем не менее остановка украинской ГТС всё равно уже только вопрос времени.

Выводы к главе:

  • Россия крайне зависит от Украины в сфере атомной энергетики с точки зрения собственной безопасности.

  • Украина на самом деле снижает зависимость от российского газа, но делает это варварскими методами: путём уничтожения собственной промышленности и маскировки поставок с помощью зарубежных посредников.

  • Зависимость России от газотранспортной системы Украины постепенно снижается, несмотря на действительно яростное противодействие со стороны США. Тем не менее, в исторической перспективе Украина неизбежно утратит свою роль газового транзитера.

Обеспечение Крыма – стратегические помидоры

После аннексии Крыма Украина неожиданно оказалась нужна России в сфере инфраструктуры. Изначально обнаружились сразу несколько чувствительных точек. Прежде всего это касалось снабжения Крыма электроэнергией, продуктами питания, строительными материалами и водой.

Все они подавались украинской пропагандой с ликованием, а Киев делал всё от себя зависящее, чтобы эти проблемы усугубить. В ноябре 2015 года группа прокиевских радикалов во главе с Ленуром Ислямовым подорвали две опоры линии электропередач, вследствие чего Крым остался без тепла и света. В ответ на полуострове в спешном порядке начали строительство собственных электростанций. Итого на сегодня Крым полностью обеспечен электроэнергией, более того, создан значительный потенциал на перспективу.

Украинскими националистами была организована транспортная блокада Крыма. Киевская пропаганда торжествовала, подавая банальную экономическую целесообразность как критическую зависимость (от овощей, да). Но торжество Киева было недолгим – после того, как был построен Крымский мост, логистика была выстроена таким образом, что необходимость в украинских овощах отпала сама собой.

На сегодняшний день единственной нерешенной полностью проблемой осталось ситуация с водоснабжением после перекрытия Северокрымского канала, в результате чего остались без орошения сельхозугодья степной части полуострова. Вопрос с обеспечением водой населения полностью закрыт. В частности, в марте 2012 года был сдан в эксплуатацию водозабор на реке Бельбек, обеспечивающий водой Севастополь. Этот город входит в число самых быстрорастущих: планируется, что через 5-10 лет он войдёт в число российских городов-миллионеров.

Нужна ли Украина России: выводы

В начале материала упоминалось, что Украина не нужна России в контексте современной парадигмы развития РФ, прежде всего – с точки зрения экономической целесообразности. Однако такая политика представляется нам близорукой, более того: опасной.

Попустительство возникновению у своих границ враждебного государства, абсолютно управляемого геополитическими врагами России – это не решение проблемы, а «заметание под ковер». И чем дальше Москва будет пассивной на украинском направлении, тем больший ущерб она понесет в более отдалённой перспективе.

Отдельно следует отметить инфраструктурную и техническую деградацию Украины, что в перспективе может вылиться в крупную аварию на одной из украинских атомных электростанций. Такая слабая и одичалая страна не может владеть таким сложным и опасным оборудованием.

Вопреки экономической целесообразности и российской государственной пропаганде, в русском общественном сознании на самом деле жива идея о неизбежности воссоединения трех русских государств. Это вряд ли можно назвать имперскими амбициями. Это не про империю и не про амбиции, а про историческую неизбежность воссоединения искусственно расколотого коммунистами русского народа.

В отличие от зомбированного россиянским телевизором обывателя, русские патриоты понимают, что Украине живут не «русскоязычные украинцы», а преданные московской элитой и брошенные на растерзание бандеровцам русские. Какая-то их незначительная часть переехала в Россию, кто-то ушёл во внутреннюю эмиграцию, но основная масса вынуждена приспосабливаться, становясь частью украинской нации, а их наиболее активная часть – даже русскоязычными украинскими националистами.

В исторической перспективе русский народ неизбежно соединится вновь, как бы это не выглядело нереально сейчас, и как бы этому не сопротивлялась сегодняшняя московская элита и морально опустившийся российский обыватель.

Поэтому страх киевских политиков «имперских амбиций России» - он на самом деле обоснованный. Но это никак не связано с внешней политикой Москвы. Это, если хотите, закон истории и объективная историческая неизбежность. Они очень боятся, потому что это чувствуют.