Монитор UA

Мальчишки с Карантинного острова: дети боролись с фашистами

Общество,   8.05.2021, просмотров: 2 951

Мальчишки с Карантинного острова  и памятный знак в их честь
На снимке: Мальчишки с Карантинного острова и памятный знак в их честь

Херсонские мальчишки с Карантинного острова – уникальный пример раннего героизма, сознательности и любви к родине.

Юные подпольщики

История борьбы советского народа с нацистами на оккупированных территориях полна подвигов. Среди героев партизан и подпольщиков есть и старики, и молодёжь, и дети – достаточно вспомнить «Молодую гвардию».

Однако молодогвардейцы всё-таки были в большинстве совершеннолетними и имели связь со старшими товарищами, а пионеры-герои действовали в составе партизанских или подпольных групп. А вот чтобы несовершеннолетние по собственной инициативе собрались в отряд и вели организованную подрывную деятельность по своему разумению – здесь, пожалуй, единственным чистым примером могут быть только мальчишки с Карантинного острова в Херсоне.

Когда в публикациях об их подвиге им приписывают связь с подпольной группой «Центр» Филиппа Комкова, то путают с комсомольской организацией «Патриот родины», которую создал Илья Кулик. Ему на момент гибели в бою с немцами в ноябре 1942 года тоже было всего 18 лет, а диверсионная работа его группы в Херсоне и окрестностях по дерзости и бесстрашию превосходила вымыслы современных создателей западных военных фильмов. Но самому старшему из мальчишек с Карантинного было всего 16 лет и действовали они полностью самостоятельно.

Об их группе стало известно только после освобождения Херсона в 1944 году, когда начала работать комиссия по расследованию нацистских преступлений. Местные жители, конечно, знали, что в августе 1942 года в городе гитлеровцы повесили четырёх мальчиков (а ещё восьмерых расстреляли). Но в потоке постоянных массовых репрессий – в одном только Херсоне за период оккупации было расстреляно 17 тысяч евреев, укрывавших их граждан, заложников, а также 40 тысяч советских военнопленных – это зверство выглядело чуть ли не обыденностью.

Без помощи взрослых

Создание группы было совершенно осознанным актом – сразу после оккупации Херсона дети поклялись бороться с фашистами. В состав группы вошли три брата Запорожчука – Анатолий, Андрей (родные) и Фёдор (двоюродный), двоюродные братья Пётр и Леонид Чернявские, Александр Рублев, Михаил Ерёменко, Александр Теленга, Михаил Деев, Сергей Бабенко, Александр Падалка, Анатолий Тендитный, Леонид Лагутенко, Семён Тёмный, Федор Зинченко, Иван Иванов, Валентин Кабаков и единственная девочка - Лида Григоровская. Неформальным лидером был Толя Запорожчук – как самый старший. Их семьи жили в Херсоне на Карантинном острове, возле порта и в районе Забалки. Большинство учились в школе водников (до революции – первая гимназия), которая теперь стала гимназией №20.

Информация о деятельности мальчишек записана по показаниям свидетелей, в том числе – родителей, а также по воспоминаниям единственного оставшегося из них в живых после войны - Семёна Тёмного, издавшего книгу «Испытание на прочность». Из документальных свидетельств времён оккупации имеются фотографии повешенных на улице Суворовской, а также счета, выставленные оккупантами родителям за содержание узников и оплату расходов на казнь.

Считается установленным, что детская подпольная группа добыла радиоприёмник и, возможно, оружие на затонувшем в неглубоком месте судне «Очаковский канал», расстрелянном немецкими танками при захвате Херсона в августе 1941 года. По воспоминаниям Семёна Тёмного, братья Запорожчуки и Чернявские также помогли эвакуировать оставшихся на этом же судне 20 раненых красноармейцев на левый берег Днепра, ещё остававшийся под контролем советских войск.

После победы Красной Армии в битве под Москвой мальчишки стали печатать сводки Совинформбюро на украденной пишущей машинке и распространять листовки, разоблачая немецкую военную пропаганду. Причём уже само по себе наличие приёмника и машинки были достаточным основанием для расстрела.

Также они, вероятно, провели ряд диверсий, хотя эти данные могут пересекаться с информацией о деятельности группы Кулика. На их счету, скорее всего – слив топлива из автоцистерны в немецкой воинской колонне, перерезание кабеля междугородней связи и ряд небольших диверсий по выводу из строя оборудования на судоремонтном заводе им. Коминтерна, работавшем тогда на оккупантов. Однако самыми яркими эпизодами подпольной борьбы стала установка красного знамени на главном корпусе завода им. Коминтерна (на котором работал Александр Падалка) перед Первомаем 1942 года и уничтожение немецкого связного-мотоциклиста, везшего пакеты из Херсона в Цюрупинск.

Раскрытие группы

После этого оккупанты, и раньше раздражаемые листовками и диверсиями, взялись за поиски всерьёз. Причём действовали они самыми грубыми методами – были взяты несколько десятков заложников с мест предполагаемого проживания подпольщиков. Их стали допрашивать, используя устрашение и пытки – и в конце концов собрали сведения о членах группы. Всё же подростки не были настоящими подпольщиками и имели отдалённое представление о методах конспирации – по Карантинному острову, вероятно, расползались слухи.

В некоторых источниках указывается, что мальчишек выдал некий предатель, иногда даже называется фамилия. Это, скорее всего, тоже перенос фактов из истории группы Ильи Кулика, местонахождение которого действительно выдал конкретный предатель. Подтверждённых свидетельств о сознательном предательстве мальчишек с Карантинного нет. Самым вероятным представляется, что гестаповцы по крупицам выбили сведения из заложников (многие из которых также были несовершеннолетними), составив таким образом общую картину о составе группы.

Самое поразительное, что юные подпольщики находились в заключении под следствием более двух месяцев с июня по август 1942 года. Немцы пытались выбить из них имена взрослых руководителей – в умах нацистов не укладывался факт, что подростки по собственной инициативе вели с ними организованную подпольно-диверсионную борьбу. Однако дети и под пытками не оболгали никого из взрослых – и в конце концов им поверили даже палачи.

Расправа

Утром 22 августа 1942 года на постоянной виселице на Суворовской улице в Херсоне были повешены двоюродные братья Леонид и Пётр Чернявские и братья Анатолий и Андрей Запорожчуки. На казнь были согнаны жители города, в том числе матери жертв, которые оставили об этом душераздирающие воспоминания.

До недавнего времени считалось, что в тот же день были расстреляны ещё восемь юных подпольщиков: Фёдор Запорожчук, Александр Рублёв, Александр Теленга, Александр Падалка, Сергей Бабенко, Михаил Ерёменко, Михаил Деев и Анатолий Тендитный. Самому старшему из убитых было 16 лет, младшему - 13.

На самом деле погибших было больше. В справке МГБ СССР по Херсонской области № 23/755 от 3 мая 1946 года, сообщается, что «22 августа 1942 года из числа заложников немецкими карательными органами 4 человека были повешены и 11 расстреляны». Другие документы свидетельствуют, что ещё некоторые из 90 арестованных по делу погибли под пытками. Такая жестокая судьба досталась, например, отцу Александра Рублёва.

Трагичными были судьбы и других ребят. Валентин Кабаков подорвался на мине ещё в декабре 1941 года, до казни основного состава группы. Федор Зинченко пропал без вести. Иван Иванов погиб при таране лодкой со взрывчаткой в марте 1942 года. Леонид Лагутенко, примкнувший к подпольной группе «Центр», был расстрелян немцами в январе 1944 года. Лида Григоровская, которая также продолжила подпольную борьбу, была схвачена фашистами и расстреляна в начале марта 1944 года перед самым освобождением Херсона, когда корректировала артиллерийский огонь Красной армии.

Единственным выжившим стал Семён Тёмный, который был схвачен и отправлен в Германию на принудительные работы. С четвёртой попытки ему удалось бежать, перейти линию фронта и присоединиться к наступавшим советским войскам. День Победы гвардии рядовой Тёмный встретил в Берлине, а после войны написал книгу о своих товарищах. В 2014 году он ещё здравствовал и жил в своём доме на Карантинном острове.

Память

Повешенные ребята были похоронены на старом кладбище в Херсоне (могилы сохранились до сих пор). Тела расстрелянных найти в массовых захоронениях казнённых нацистами не представилось возможным.

В 1965 году на улице Суворова на месте казни братьев Запорожчуков и Чернявских была установлена памятная стела. Памятный знак «Мальчишкам с Карантинного» есть и на Карантинном острове. Также их имена высечены на памятнике погибшим в Великой Отечественной войне на территории судоремонтного завода имени Коминтерна. В гимназии № 20 есть посвящённая им музейная экспозиция.

После войны погибшие были посмертно награждены медалями «За отвагу», а Семён Тёмный – нагрудным знаком «Партизан Украины» уже во времена независимости. В Херсоне их вспоминают раз в год перед Днём Победы, а после 2014 - даже не каждый год. В 2021 году во время праздничных мероприятий 9 мая в их честь всё же состоится памятный митинг.

К сожалению, история херсонских мальчишек мало известна за пределами Херсона. Она не такая яркая и масштабная, как история донецких молодогвардейцев, но по-своему уникальная. Она показывает, на что были способны дети той страны ради неё даже без помощи взрослых. Ныне нет таких стран и вряд ли есть такие дети.

Марина 9 мая 2021 15:59
Очень трогательная статья. Хочется побольше таких историй о наших героях, чтобы хоть как-то забыть, что сейчас нам предлагают совершенно другую/чужую историю. Спасибо!