Монитор UA

Фанар мчит к унии с католичестом и к своей катастрофе

Церковный раскол на Украине,   9.06.2021, просмотров: 1 564

Папа Франциск и митрополит Поликарп
На снимке: Папа Франциск и митрополит Поликарп

Один из иерархов Фанара митрополит Поликарп сказал, что процесс единения католиков и православных на финишной прямой. Что происходит?

Необычная обычная встреча

В конце мая 2021 года недавно назначенный на кафедру митрополит Италии и экзарх Южной Европы Константинопольской православной церкви (именуемой также Константинопольским или Вселенским патриархатом и Фанаром) Поликарп (Ставропулос) получил аудиенцию у папы римского Франциска. После нее он дал интервью агентству Vatican News, в котором без лишней дипломатии заявил, что унии с Римом быть, причем в самое ближайшее время.

Встреча вновь назначенного иерарха с лидером другой конфессии, доминирующей в регионе – обычная дипломатическая практика, к которой весьма часто, прибегают религиозные деятели. Однако визит митрополита Поликарпа к папе Франциску имел совсем иной статус. Об этом поведал сам митрополит Поликарп: 

Это была очень сердечная встреча сына с любимым отцом, встреча епископа с его предстоятелем и патриархом. <…> Я попросил его папского благословения на мое служение, снова в Италии и на этот раз в качестве епископа…».

То есть митрополит Поликарп считает папу Франциска своим предстоятелем, как будто он служит в католической конфессии. Это значит, что вхождение КПЦ в унию с Римско-католической церковью действительно подготавливается.

Унии в истории

Во всех исторических униях, которые заключали как иерархи Константинопольского патриархата в 1274 г. (Лионская уния) и в 1439 г. (Флорентийская уния), так и иерархи Киевской митрополии в 1596 г. (Брестская уния), ключевым вопросом было признание власти папы. Принятие католического вероучения, моральных норм и других латинизмов было зашито вот в это одно – признание папы верховным предстоятелем и главой.

И митрополит Поликарп признался именно в этом. Самое интересное, что признался он сам, никто его за язык не тянул. А значит – хотел публично засвидетельствовать, что готовится уния.

Чем страшна уния для верующих

Внешне уния ничем не страшна. Можно посмотреть на западно-украинских униатов: служба в храмах совершается, народ в них ходит, иерархи и духовенство говорят красивые слова, люди молятся и совершают некоторые добрые дела (о злых говорить не будем).

Однако лишь православие является Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью (Символ веры). Католичество же, приняв Догмат об исхождении Святого Духа от Сына (филиокве) вместе с утверждением о главенстве папы, отпало от истинной Церкви в 1054 году. Кроме этих двух, латинство за тысячелетнюю историю существования вне Церкви произвело на свет еще целый ряд заблуждений.

Поэтому суть унии – предательство Православия не только по вероучению, но и по многим другим аспектам. В современном лексиконе довольно модным является словечко «идентичность». Так вот, принятие унии с католичеством – это полное уничтожение православной идентичности.

Третьей унии – быть

Несмотря на полный и безоговорочный провал Лионской и Ферраро-Флорентийской уний, Константинопольский патриархат на всех парах мчит к третьей унии, которая, вероятнее всего, может состояться уже в 2025 году. Об этом также вполне откровенно поведал митрополит Поликарп: 

Что удивительно, так это то, что близость, жесты, инициативы папы Франциска и патриарха Варфоломея подлинны и далеки от каких-либо мирских или зрелищных аспектов. Это два человека с одинаковыми мыслями и чувствами. Они осознают, что должны действовать сообща на благо нашего проблемного человечества, которое в последнее время еще больше обеспокоено кризисом в области здравоохранения и экономическим кризисом, вызванным пандемией коронавируса. Путь католиков и православных к полному единству под водительством Святого Духа приближается к финишу. Я думаю, что на уровне верующих эта цель уже достигнута, и это важнее, чем на институциональном уровне».

Здесь следует обратить внимание на проблемы, которые, по словам митрополита Поликарпа, стоят перед Православием и католичеством. Это – «кризис в области здравоохранения и экономический кризис». Ни слова о грехе, разъедающем род человеческий, ни слова о смерти, которая властвует над людьми, ни слова о приобщении человека ко Христу посредством таинств! Важны только здравоохранение и экономика. Это весьма красноречиво свидетельствует о низком религиозном самосознании архиерея Константинопольского патриархата.

Патриарх Варфоломей и папа Франциск намереваются войти в историю объединителями Православия и католичества. Впрочем, термин «объединение» здесь не очень подходит, а точнее не подходит совсем. Будет присоединение предателей Православия к латинянам, как и было во всех исторических униях, с признанием власти папы и принятием прямо или опосредованно всех заблуждений католичества. 

Катастрофа Константинопольского патриархата

История учит нас тому, что она нас ничему не учит. Результатом уже упомянутых Лионской и Флорентийской уний было то, что духовенство и церковный народ их не приняли, а иерархи, подписавшие эти унии, понесли на себе клеймо предательства и позора. Их не принимали в свои епархии, с ними отказывались служить, и многие из них в конце концов раскаялись в содеянном. Сейчас фанариоты хотят еще раз попробовать наступить на те же грабли.

Однако не факт, что эти грабли столь же сильно, как и раньше, ударят их по лбу. Некоторые обстоятельства наводят на мысль, что грядущая уния может все-таки оказаться успешнее предыдущих. Эти обстоятельства заключаются в очевидном факте – несмотря на то, что и патриарх Варфоломей, и многие другие иерархи Константинопольского патриархата в течение последних нескольких лет постоянно транслируют в общество посылы об объединении с Ватиканом, почти не слышно никаких возражений против этого из недр самого Константинопольского патриархата. Так же, как и не слышали сколько-нибудь значимых протестов против вмешательства Фанара в церковные дела на Украине. Вероятно, это объясняется тем, что патриарх Варфоломей с самого начала своего патриаршества проводит политику замещения архиерейских кафедр лояльными себе людьми.

Однако такие протесты довольно громко звучат из других Поместных Церквей, причем Церквей, которые принято относить к так называемой греческой группе. Самым последним таким ярким протестом является открытое письмо, которое в ответ на интервью митрополита Поликарпа агентству Vatican News написал Митрополит Пирейский Элладской православной церкви Серафим (Мендзелопулос). В этом письме он довольно резко высказался о словах митрополита Поликарпа: 

Также нас не удивляет, что Поликарп чувствует себя по отношению к папе «сыном своего любимого отца». Считать своим отцом еретика и узурпатора патриаршего престола Рима или кого-либо еще – проблема Поликарпа. Однако нас удивляет, что Поликарп зовется епископом Православной Церкви и называет нераскаянного ересиарха своим патриархом».

И еще одно обстоятельство ничему не научило фанариотов. Вероятно, в своих планах по «третьей унии» они надеются на помощь американского Госдепа, ведь предыдущие унии также продавливались светскими властями. Однако то, что Госдепартамент США в результате почти трехлетних усилий так и не смог склонить большинство Поместных Церквей к признанию ПЦУ, наводит на мысль о том, что он не такой уж и всесильный, и рассчитывать с его помощью подчинить себе Поместные Церкви в деле унии с Римом весьма наивно. В действительности же даже в греческих Церквях желающих вступить в унию намного меньше, чем желающих утвердить превосходство Константинопольского патриархата в Православном мире. Ведь одно дело утверждать величие эллинизма в рамках Православия, а совсем другое – предавать Православие и подчиняться Ватикану. Хотя и первое противоречит Евангелию, но второе – совсем ни в какие ворота не лезет.

Поэтому можно предположить, что архиереев, желающих вслед за патриархом Варфоломеем присоединиться к авантюре с «третьей унией» найдется не так уж много. Может быть, за ним пойдет большинство архиереев его собственного Константинопольского патриархата, но в других Поместных Церквях возникнет очень мощное противодействие, подкрепленное богословскими аргументами, историческими аналогиями и духовным авторитетом таких иерархов, как митрополит Пирейский Серафим, митрополит Лимасольский Афанасий и многих других. Особенно это касается Святой Горы Афон, авторитет которой, правда, пошатнулся в связи с признанием некоторыми монастырями ПЦУ, но все еще достаточно высок. Можно предположить, что большинство афонских монастырей выступит против унии.

В итоге сторонников унии ждет такой же бесславный конец, как и их предшественников, клеймо предательства и позора, что, конечно же, смывается искренним раскаянием. Именно к раскаянию призвал митрополита Поликарпа митрополит Пирейский Серафим в своем письме: 

Признание своей ошибки, наше покаяние – это не акт трусости, а основная христианская добродетель и героизм!»