«Крымская платформа»: турецкая поддержка на минималках
Монитор UA

«Крымская платформа»: турецкая поддержка на минималках

Ситуация вокруг Крыма,   18.08.2021, просмотров: 3 345

Реджеп Эрдоган в десять раз опытнее Зеленского и в сто раз умнее - итог немного предсказуем
На снимке: Реджеп Эрдоган в десять раз опытнее Зеленского и в сто раз умнее - итог немного предсказуем

Каковы интересы Турции на Украине и как Анкара пытается их продвинуть через «Крымскую платформу».

В предыдущем материале «Крымская платформа Зеленского: что это такое» мы уже упоминали, что вся политическая активность Киева вокруг якобы возвращения Крыма на самом деле имеет совершенно иную истинную цель или даже целый комплекс целей. Точно такую же игру ведёт вокруг этого вопроса и Турция.

Анкара прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что её роль в инициативе «Крымской платформы» - ключевая. Без участия Турции и с Литвой в качестве главного международного партнёра эта инициатива будет выглядеть совсем комично. И хочет использовать это в своих интересах по максимуму.

Американская свинья

Большие надежды возлагались организаторами на участие в саммите главы Турции Реджепа Эрдогана и вообще исламского мира. Ещё в ноябре прошлого года командующий силами США в Европе Бен Ходжес отдал туркам соответствующую команду прямо заявив, что Турция должна быть обязательным участником «Крымской платформы». Великобритания помогала Офису Зеленского пригласить министров из Катара и Омана.

Однако потом сами же США подложили свинью, направив в Киев для участия в мероприятии Питера Буттиджича. О том, как будут лидеры исламского мира стоять рядом с геем, в Вашингтоне то ли не подумали, то ли по привычке решили, что под них и так прогнутся. Но не прогнулись: исламский мир «Крымскую платформу» проигнорировал.

Это ещё более усложнило ситуацию играющего в многовекторность Эрдогана. С одной стороны для него как для одного из признанных лидеров исламского мира, участие в подобном мероприятии – откровенный зашквар. Но с другой, Анкара, как удав, смотрит с аппетитом совсем не на Крым, а на всю Украину.

Преследование оппозиции

После начала преследований у себя в стране лидер оппозиционной партии FETO Фетхуллах Гюлен получил убежище в США, а его сторонники разбежались по всему миру. Какое-то их количество укрылось на Украине, которая имеет правовые обязательства не выдавать людей в страны, где они могут столкнуться с пытками или нарушением прав.

Однако эти свои обязательства Украина не соблюдает, подвергаясь жёсткой критике со стороны правозащитных организаций. При содействии СБУ турецкие спецслужбы хозяйничают на Украине как у себя дома, периодически похищая сторонников Гюлена и незаконно вывозя их в Турцию. Так, например, в прошлом году в Одессе похитили Ису Мехмета Озера.

Других оппозиционеров киевские власти сами депортировали в нарушение своих международных обязательств, поскольку прекрасно знали, что обрекают людей на преследования по политическим мотивам. Так, в январе этого года из Украины депортировали двух турецких учителей - Самета Гюра и Салиха Фидана. По прибытии в Турцию их сразу же арестовали и выдвинули обвинение в принадлежности к вооруженной террористической организации».

Об этом, кстати, неплохо было бы вспомнить участникам «Крымской платформы», когда они будут рассказывать о нарушениях прав человека в Крыму. Но нет, не вспомнят.

Но выкрали и депортировали ещё не всех. На Украине сейчас остаётся около сотни политэмигрантов. Если бы это касалось только Анкары и Киева, киевские власти отдали бы их Эрдогану не задумываясь. Но против этого выступает США, которые видят в FETO потенциал создания противовеса растущему влиянию Турции в регионе.

И теперь представте, что сейчас творится в Офисе Зеленского. С одной стороны крайне важно привлечь к «Крымской платформе» Турцию, ибо международный форум по проблемам Крыма в составе Польши, Литвы, Латвии и Эстонии – это просто смешно. А с другой – сразу после этого саммита Зеленскому ехать в Вашингтон и за преследование гюленистов можно неиллюзорно получить по попе.

Итак, повторим ещё раз главную мысль: сотрудничество с Анкарой по вопросу преследования турецкой оппозиции наносит прямой ущерб как международному имиджу Украины, так и партнёрству с США

Плацдарм для северной экспансии

Поддержка крымских татар, украинской принадлежности Крыма и это вот всё – органичная часть турецкой пропаганды, вплетенная в главную идею пантюркизма – возрождения экономически мощной и территориально обширной исламской империи. Совсем недавно все были свидетелями практической реализации этой политики –войсковой операции Азербайджана по возвращению контроля за спорными территориями Нагорного Карабаха при активном содействии турецких военных. В перспективе – создание на территории Азербайджана турецкой военной базы, а то и нескольких, и создание с Баку военно-политического и экономического союза.

Ровно такие же планы и на украинском направлении, и Крым здесь только удобная ширма. Турецкие политики не идиоты, они прекрасно понимают, что о Крыме можно мечтать, вспоминать времена Крымского ханства, но не более. А вот «отуречивание» Херсонской области – это вполне посильная задача. 

Турецкий лицей (полностью на деньги Анкары) был открыт в Херсоне практически сразу после получения Украиной независимости. Затем, после государственного переворота 2014 года, через лидеров Меджлиса крымскотатарского народа (МКН) активно продвигался проект создание крымскотатарской автономии в прилегающих к Крыму нескольких районах Херсонской области. Какое-то время эта тема активно муссировалась, но потом всё заглохло.

Затем Анкара решила довольствоваться малым и предложила построить посёлок для беженцев из Крыма. Какое-то время этот проект был актуальным, поскольку в ажиотаже смены государственной принадлежности Крыма полуостров действительно покинуло много людей: убеждённые русофобы – из идеологических соображений, кто-то просто поддался пропаганде, а кто-то – за компанию. Но после первой волны беженцев в 2014 года поток иммигрантов иссяк. Из Крыма уже давно никто на Украину не уезжает. А те, кто покинул полуостров в 2014 году за 7 лет уже как-то где-то устроились. 

Но все эти 7 лет строительство такого посёлка саботируется местными властями, которые не делают ничего без коррупционной составляющей, а с этим у дисциплинированных турок строго.

Поведем итог: Турция рассматривает юг Украины как одну из сфер своего влияния и настойчиво пытается создать здесь свой плацдарм, используя тему Крыма как прикрытие.

И хочется, и колется

Сложность политики Анкары не только в том, что она объективно противоречит интересам Киева на международной арене: бросает Киев под танк критики международной общественности и наносит ущерб партнёрству с Вашингтоном. И даже не в украинской крайне некомпетентной и коррумпированной власти, с которой ни о чём нельзя твёрдо договориться. Дополнительный фактор риска – Российская Федерация.

С Украиной товарооборот Турции составляет порядка 5 миллиардов долларов ежегодно. Солидные деньги, но товарооборот с Россией – в четыре раза больше. И это при том, что внешняя торговля с РФ имеет гораздо больший потенциал, но специально искусственно душится Москвой из политических соображений.

А есть ещё крайне важные для Турции доходы от туризма, которые в 2020 году на фоне пандемии сократились на 65% и составили 12 млрд. долларов. При этом российские туристы – на первом месте с большим отрывом, каждый шестой иностранный турист в Турции – из России. Из Украины, кстати, тоже немало – почти миллион, но это только четвёртое место после Болгарии и Германии.

А есть ещё крупные инфраструктурные проекты: строительство атомной электростанции Аккую с общей стоимостью проекта 22 миллиарда долларов, совместная эксплуатация газопровода «Южный поток» и другое по мелочи. Экономика Турции сейчас находится в достаточно тяжёлом положении и всерьёз рисковать всем этим Эрдогану тоже не особо хочется. И при этом он прекрасно понимает, что Киев использует крымский вопрос лишь для достижения своих политических целей, а «Крымская платформа» – это не более чем инструмент пропагандистской поддержки западных санкции против России.

Усилия, предпринятые для изоляции Российской Федерации, возвращаются Киеву в виде военной и финансовой помощи. Но Анкаре от этого мало проку.

Выводы

В правящих кругах Анкары господствует линия, что Турция приняла правильное и стратегическое решение относительно статуса Крыма. Формально власть России над полуостровом не признается, но в то же время Анкара воздерживается от поддержки антироссийских санкций США и ЕС.

Эта сбалансированная позиция помогает Турции поддерживать свою независимую внешнюю политику, а также свой экономический суверенитет. Это не позволяет западным государствам использовать Турцию в качестве инструмента против Москвы и позволяет решительно двигаться в соответствии со своими национальными целями.

В этом контексте следует рассматривать и участие Турции в «Крымской платформе». Формально министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в декабре прошлого года объявил, что Анкара поддерживает «инициативу Украины о создании международной переговорной платформы по Крыму». Но фактически Анкара старается сделать в этом направлении поменьше, а выторговать побольше. Торговаться с украинцами – ещё та затея, но ничего другого не остаётся.

Уровень представительства Турции на «Крымской платформе» до сих пор неизвестен.