Монитор UA

Роль украинского фактора в американо-российских отношениях

Русские на Украине,   3.11.2021, просмотров: 10 124

Современная Москва сильно отличается от Москвы, существующей в головах украинского обывателя
На снимке: Современная Москва сильно отличается от Москвы, существующей в головах украинского обывателя

Постсоветская Россия Путина сознательно отказалась от роли собирательницы русских земель.

Около 600 лет Московское княжество и его правопреемники – Российская Империя и СССР – стремились к территориальному расширению. Возможно, от этого и идёт иррациональная русофобия украинского обывателя, где страха больше, чем ненависти. Российский же обыватель давно от этой исторической инерции мышления избавился, рассматривая как свою территорию исключительно в нынешних границах РФ.

Территория не нужна

Явное нежелание властей РФ и лично Владимира Путина интегрировать пророссийские анклавы в Грузии (Южная Остетия и Абхазия), Молдове (Приднестровье) и Украине (ЛДНР) – это не слабость, политические ошибки и «предательство» русских. Это сознательная политика современной России (точнее – её понимание рациональности в международной политике). Об этом говорят как заявления её лидеров (и оснований им не верить нет), так и международно-политическая практика.

Незачем искать скрытый смысл в просьбе Путина в 2014 году отложить референдумы в непризнанных Луганской и Донецкой Народных Республиках. Также и Минский процесс недвусмысленно показал, что Россия всеми силами желает передать ЛДНР в Украину на более-менее приемлемых условиях.

Безыдейность и экономический прагматизм, проводимый руководством Путина в качестве государственной политики, не предполагают принятие ответственности за новые миллионы населения.

Российская Федерация не смогла до сих пор полноценно «переварить» Крым и полтора миллиона беженцев. Двадцать четыре миллиона жителей Украины для российского руководства – страшный сон, которого оно всеми силами пытается избежать.

Однако этому не верят многие ни в России, ни на Украине, ни в Европе и США. Украинские политики перманентно бредят «российской агрессией», а европейские и американские – время от времени выдают заявления о «российской экспансии».

На Украине это порой приобретает анекдотические формы – с указанием дат вторжения. Трудно сказать, чего в этих заявлениях больше: обмана украинского электората или самообмана.

Живущий в России украинский пропагандист Роман Цимбалюк регулярно рассказывает своим прямодушным зрителям о том, как Украина доблестно воюет с Россией. Недавно он же выпускает целый видеоролик, обвиняя Россию в нежелании поставлять на Украину уголь по ценам ниже рыночных. И никакого диссонанса ни у него, ни у его зрителей это не вызывает.

Единственные, кто не оставляет безосновательных надежд на возврат Российского государства к политике экспансионизма – это русские правые патриоты. Но они в РФ малочисленны, разобщены и, главное, рассматриваются властями как большая угроза для режима, чем прозападные либералы и леваки-коммунисты.

Украину выбрасывают

Вопреки распространённому мнению жертв киевской тоталитарной пропаганды, на самом деле такая российская политика не сулит для украинцев (про миллионы русских на Украине даже не говорим) ничего хорошего.

Руководство РФ последовательно выбрасывает Украину из цепочек своих связей с Европой. В 2016 году построена железная дорога в ЕС в обход Украины, построен мост с Таманского полуострова в Крым, в этом году достроена вторая нитка газопровода по дну Балтийского моря в обход Украины. Россия последовательно погружает Украину в глухую изоляцию, и это на самом деле куда страшнее мифической агрессии на Донбассе.

Потому что Украина утрачивает не только финансовые поступления от транзита российских товаров, но и политико-экономическое значение. Предлагаемая украинским руководством на международном политическом рынке русофобия не будет находить спроса. Надежды Киева, что ЕС и США заставят Россию взять Украину на содержание, оправдываются лишь частично.

Усталость от Украины в Европе достигла критических значений, а отторжение приняло явные и унизительные формы.

В итоге Украина пришла к тому, что оказалась не нужной ни Европе, ни России. С полностью разрушенной экономикой, бедным и озлобленным населением и толпами вооруженных радикалов. Любые политические движения, не поддерживающие самоубийственный русофобский курс, подавляются властью и экстремистами.

Внутренних сил для того чтобы избежать самоубийственного сценария у страны объективно нет. И на этом фоне звучит просто издевательски заявление Медведева о том, что Россия НИЧЕГО не будет делать, пассивно дожидаясь прихода к власти вменяемой власти. Для русских Украины это страшное заявление.

Украину готовят к роли камикадзе

«План Обамы», как он представляется комментаторам, должен был спровоцировать РФ на захват Крыма и втянуть её в конфликт с Украиной. Удался он частично – полноценного военного конфликта не получилось. С большими усилиями и имиджевыми потерями кремлевским стратегам всё же удалось избежать расставленной ловушки.

Сейчас международная политическая и экономическая обстановка складывается для Российской Федерации очень удачно. Во всем мире проявляется недовольство политическим курсом глобалистов. В Европе сильнее звучат голоса за возобновление полноценного партнерства с Россией. Цены на энергоносители стремительно растут. Внутри страны оппозиция полностью задавлена – в западных СМИ по этому поводу тишина, хотя раньше волна поднималась по малейшим, часто вообще надуманным поводам.

Все больше аналитиков говорят о том, что администрация Байдена хотела бы отдать Украину России, руководствуясь все той же устаревшим представлением о том, что Россия должна стремиться к расширению своей территории, а за счет земель, населенных русскими – тем более. Это логично с точки зрения Вашингтона, но не ЕС точки зрения Москвы.

Создание нового военного блока AUKUS сделало очевидным то о чём так долго говорили – новым главным противником США назначается Китай. И США будут нуждаться в сильном союзнике, на роль которого Россия подходит идеально. Общая граница с Китаем этому способствует. Но Украина – не тот товар, который можно было бы продать Москве в обмен на стратегическое партнёрство против Китая.

И в этом случае единственное рациональное использование токсичного актива, в который превратилась Украина для Вашингтона – бросить её в последний и решительный бой. Да, Украина в этом случае превращается в одноразовый инструмент, но зато во-первых, даёт США мощное политическое преимущество перед Москвой, и, во-вторых, всё равно вынуждает в итоге переложить ответственность за эту территорию на РФ.