Хроника блокады Крыма

Политика / Крым, который мы потеряли / Лучшие материалы,   11.06.2016,   1 043 просмотров

организовав совместно с «Айдаром» блок-посты на пропускных пунктах «Чонгар», «Каланчак» и «Чаплинка», меджлисовцы устроили там форменный беспредел, приносящий около миллиона гривен прибыли в сутки.

Сразу оговорюсь, речь идет не о всех татарах, но только о той экстремистской кучке крымско-татарского народа, собранной по этническим признакам, которая своими действиями кошмарит всю Украину.

Украина – щедрая страна и славится своим гостеприимством. Когда после присоединения Крыма к России, часть населения полуострова решила «сменить прописку» на материк, никто на Херсонщине не спрашивал, почему, зачем и от чего бежали люди – все помогали беженцам, чем могли.

Однако не все переселенцы отплатили тем же за предобрейшее – довольно скоро незваные гости стали создавать массу проблем местному населению, но и всей Украине в целом.

Не знаю, чем руководствовались ислямовские боевики – местью, политическим заказом или желанием срубить бабла привычным для них способом, а может и то и другое-третье вместе, но организованная ими блокада Крыма сильно ударила не только по жителям полуострова.

Глава первая: Вода

К слову сказать, блокада полуострова - это не изобретение «аскеров Ислямова».  2 года назад херсонские власти из желания прогнуться и выслужиться перед свежеиспеченным Президентом Украины предложили Киеву идею перекрыть Северо-Крымский канал, обеспечивающий до 85% потребности Крыма в пресной воде.

Получив безмолвное «одобрямс» команда небезызвестного губернатора Одарченко принялась возводить дамбу в с. Каланчак, в 40 км от украинско-крымской границы, в аккурат перед сезоном полива. В результате чего крымчане, не ожидавшие такого вероломства от соседей, потерпели значительные убытки, оцененные более, чем в 5 млрд. руб. Серьезно пострадали такие отрасли народного хозяйства, как рыбоводство, рисоводство, садоводство, виноградарство.

Но засуха больней всего ударила по степным районам, населенными, что немаловажно, преимущественно крымскими татарами. Если придерживаться положений ООН в сфере защиты прав человека, то этот шаг можно расценивать как геноцид.  Дело дошло до того, что весной 2015 года председатель ОО "Къырым бирлиги" Сейтумер Ниметуллаев вместе с руководителями двадцати крымско-татарских общественных и религиозных организаций Крыма обратились к президенту Украины Петру Порошенко с просьбой возобновить подачу воды на полуостров через Северо-Крымский канал.

Большинство крымских татар живут в сельской местности, занимаются сельским хозяйством. Оно является нашим основным заработком и доходом для содержания семей. Зачем сталкивать народы, издревле живущие на одной земле, – крымских татар, украинцев, русских, греков, армян, немцев и других? Вода – источник жизни не только для людей, но и для земли. В отсутствие воды начались необратимые процессы гипсования почв. За трагедию земли всем нам придется отвечать перед Всевышним.

- говорится в обращении.

Однако продавших свою душу дьяволу именем Всевышнего призывать к разуму тщетно – мирное сосуществование народов, по всей вероятности, в планы Порошенко не входили, и их просьбы остались без ответа. И хотя местные власти с помощью правительства Российской Федерации предприняли все меры для предотвращения гуманитарной катастрофы, проблемы с водоснабжением Крыма до сих пор не решены.

Но всякое действие, как следует из школьного учебника физики, натыкается на противодействие.

Построив громадную стену из армированного железобетона, стоимостью 50 млн. грн. народных денег, с двумя затворными механизмами, украинские власти «выстрелили сами себе в ногу». И дело даже не в том, что Херсонщина лишила себя миллионных доходов от продажи воды Крыму, и даже не в том, что безголовое вмешательство в работу гидротехнических сооружений повлияло на работу Каховской ГЭС, из-за чего утрачивается значительное количество электроэнергии. А в том, что теперь эту воду некуда было девать в то время, когда другим она была жизненно необходима. Решения нужно было принимать быстро, а любые срочные меры стоят немалых денег, и в виде непрямого ущерба, тоже...

Каланчакские фермеры, чьи участки земли располагались выше дамбы, понесли первые ощутимые потери так и не дождавшись воды – засуха уничтожила урожай, пришли в негодность пастбища и с/х угодья. Забили тревогу экологи - сброс застойной пресной воды в больших количествах непременно ухудшит качество воды морской в Каркинитском заливе Черного моря, что грозит не только потерей курортно-рекреационной зоны Херсонщины, но и угрожает существованию уникальной местной флоры и фауны.

По словам специалистов, если Северо-Крымский канал не будет эксплуатироваться в течение хотя бы двух лет, то он не будет подлежать восстановлению. Теперь уже вряд ли это возможно, похоже, водная артерия, питающая полуостров живительной влагой с материкового Днепра, безвозвратно потеряна – на оставшемся без воды и охраны участке канала разворованы трансформаторы. Насосные станции и бетонное основание гидросооружения пришли в негодность. Чтобы вновь привести его в работоспособное состояние, по некоторым оценкам, потребуется не одна сотня миллионов гривен. Но кого из высших чиновников управленческого аппарата это сейчас волнует?

Примечателен тот факт, что все, что некогда было построено дружным, многонациональным народом страны, все ее достояние: фабрики, заводы, пароходы и др. усердно уничтожается усилиями всего лишь жалкой кучки дегенератов, дорвавшихся до власти.

Блокада Крыма продолжается

Однако водная блокада была только началом. К июлю 2014 года киевское правительство поняло, что оно не в состоянии в обозримом будущем вернуть Крым – ни военным, ни мирным путем. И тогда в недрах фонда «Майдан иностранных дел» родился документ под названием «Стратегия возвращения Крыма», концепцией которого стал план тотальной блокады полуострова. Авторы этого одиозного документа призывали киевское правительство объявить полноценную экономическую войну против людей, которых они до сих пор cчитают своими согражданами.

Вот тут-то и развернулись соплеменники Ленура Ислямова. Вначале организовав совместно с «Айдаром» блок-посты на украинских пропускных пунктах «Чонгар», «Каланчак» и «Чаплинка», они устроили там форменный беспредел, приносящий, по некоторым данным, около миллиона гривен прибыли в сутки! Хотя некоторые компетентные в этих вопросах «товарищи» называли несколько большую цифру.

На погранпереходах появились многокилометровые очереди грузовых и легковых автомобилей. Люди опаздывали, срывались сроки поставок, нарушались условия договоров, портились грузы, поставщики несли ощутимые убытки. На обочинах перед КПП стали скапливаться тонны гниющих скоропортящихся продуктов, на зловонный смрад которых стали слетаться тучи мух, стаи бродячих собак облюбовали эту мусорную свалку.

«Блокадники» на погранпереходах шмонали нещадно. Изымали все, что вызывало у них подозрение - от «лишней» бутылки коньяка до «неправильно» оформленной иномарки, не забывая при этом унижать и оскорблять путников. Устанавливали таксы за проезд от несколько сот до несколько тысяч гривен с автомобиля, в зависимости от ценности перевозимого груза и габаритов транспортного средства. Иногда содержимое фур просто вынуждали «добровольно» жертвовать в пользу, как себя называли пикетчики, «татаробандеровцев». Как, например, это случилось с одним предпринимателем на КПП «Чонгар», так и не довезшего до Крыма 40 тонн картофеля.

Среди водителей-перевозчиков сновали ушлые личности, предлагая услуги – пропустить машину без очереди, организовать проезд без досмотра или миновать блок-пост объездными тропами, «порешать» другие проблемы, естественно, не «за бесплатно». Несговорчивых карали нещадно – у дальнобойщиков, рискнувших самостоятельно объехать незаконную «таможню», груз отбирали, а их фуры, в назидание остальным, сжигали.

Затем войдя во вкус, выдвигая одно требование за другим, татарские экстремисты подмяли под себя всю приграничную торговлю Украины с полуостровом. Тут херсонские и николаевские аграрии взвыли - лишенные возможности доставлять свои товары в Крым, где они десятилетиями сбывали свою продукцию, предприниматели были вынуждены за бесценок продавать свой урожай перекупщикам, прибывшим вслед за боевиками Меджлиса.

На Херсонщине впервые за многие годы стали появляться поля с неубранным урожаем – арбузы, дыни, тыквы и др. гнили под открытым небом из-за рухнувших закупочных цен на с/х продукцию. Продавать выращенные продукты ниже их себестоимости не имело смысла. По той же причине, лишившись рынка сбыта молока, херсонские фермеры стали пускать молочный скот на убой. Недовольство селян начало выливаться в массовые протесты. Но правительство было к ним по-прежнему глухо.

Крымские же власти ко всему были готовы – к моменту начала экономической блокады Крыма доля украинских товаров на полках местных магазинов составляла всего около 5% от их общего количества. Но теперь и этот сегмент рынка сбыта для украинских товаропроизводителей был потерян окончательно и бесповоротно. Как, впрочем, и существенные поступления в бюджет дохода от товарооборота, составляющего, по некоторым оценкам украинского Кабмина, около 1,5 млрд. долл. в год! Хотя всё тот же идейный вдохновитель этой бессмысленной и разрушительной акции, «лидер крымских татар» Мустафа Джемилев, называл и другие цифры, заявляя, что каждый месяц Украина отправляла в Крым товаров почти на полмиллиарда долларов. Наверное, Джемилев знает несколько больше, чем Абромавичус.

Количество закрытых предприятий и разоренных фермерских хозяйств на Херсонщине и Николаевщине стало исчисляться десятками. Миллионы гривен в виде налогов и сборов от их предпринимательской деятельности государство не досчиталось в доходной части бюджетов всех уровней.

Когда же граница с Крымом закрылась, а контрабандой занялись более «серьезные люди», меджлисовцы, привыкшие ни в чем себе не отказывать, уверовавшие в свою безнаказанность, окончательно пошли вразнос. В приграничных с Крымом селах Каланчакского, Чаплинского и Генического районов Херсонской области стали отмечать участившиеся разбои, грабежи, насилие, пропадал скот, исчезали люди.

Разбойное нападение на семью фермера Владимира Заклепного, жителя села Красный Чабан Каланчакского района, бывшего «афганца», председателя местного союза ветеранов-интернационалистов, и последующий вооруженный налет «татаробандеровцев» на Каланчакский райотдел полиции, стал последней каплей переполнившей чашу терпения, уставших от бесконечного бандитского террора, местных жителей. На всенародном Вече в с. Каланчак, на котором собрались представители окрестных сел и поселков, был выдвинут ультиматум Правительству Украины с требованием, привлечь террористов к ответственности, иначе люди будут вынуждены защищать себя сами всеми доступными им средствами. Мужчины взялись за оружие, стали организовываться отряды самообороны. Желающих дать отпор «чужакам» день ото дня становилось все больше. Смекнув, что возмущение народа грозится перейти в новую гражданскую войну, власти были вынуждены отреагировать – для установления законного порядка в Каланчакский район прибыл батальон МВД «Херсон».

Но акция принуждения к законности для хорошо вооруженных преступников не имела никаких последствий. Дело в том, что Главное управление полиции в Херсонской области получило прямое указание «сверху» не трогать так называемых «айдаровцев» и ничем им не препятствовать. Это подтверждает и сам пострадавший фермер, лично знакомый с начальником Херсонского областного управления МВД Артуром Мериковым. «Понимаешь, нам с Киева приказали их не трогать», — сказал ему Артур Иванович.

Хотя никаких особых оргвыводов для беспредельных «блокадников» не последовало, Ленуру Ислямову, от греха подальше, во избежание дальнейшего брожения народных масс, руководством Миллий Меджлиса было поручено организовать из праздношатающихся татар отдельный батальон. Чем он и занялся на досуге, вытребовав у Чубарова и Джемилева средства на их содержание.

Дмитрий БЛАГОЕВ

Автор не указал информацию о себе

0 комментариев

Ваше имя: *

Подписаться на комментарии