Кто кого: военно-политические потенциалы Украины и ЛДНР
Монитор UA

Кто кого: военно-политические потенциалы Украины и ЛДНР

Война на Донбассе,   2.04.2021, просмотров: 1 805

Все последние году украинских военных готовили советники из США
На снимке: Все последние году украинских военных готовили советники из США

На самом деле война на Востоке не так уж неизбежна, но если она всё же начнётся – кто победит?

О новой большой войне на Донбассе говорят и пишут очень много, иногда вспоминая крылатое выражение американской писательницы Барбары Такман «Войны никто не хотел, война была неизбежна». На самом деле война на Востоке не так уж неизбежна, но если она всё же начнётся – кто победит?

Человеческий потенциал

Военная победа в чисто техническом смысле зависит прежде всего от вооружённых сил сторон. И здесь Украина имеет явное преимущество перед ЛДНР. В первой линии в зоне так называемой операции объединённых сил (бывшей АТО) в боевых подразделениях сосредоточено около 70 тысяч бойцов. Это 20-21 бригада, включая механизированные, пехотные, горно-пехотные, артиллерийские, ракетные и аэромобильные.

В подразделениях второй линии и обеспечения, по разным данным, сосредоточено от 40 до 100 тысяч человек. Так или иначе, общее число резервов, могущих оперативно прийти на помощь атакующей группировке, военные аналитики оценивают в 30-40 тысяч. При общей численности ВСУ в 246 тысяч 100 тысяч или немного более солдат – это максимум, могущий быть сосредоточенным ВСУ в сухопутной группировке на одном направлении (необходимо оставить сильный заслон на юге на границе с Крымом).

Также следует иметь ввиду мобилизационный потенциал Украины, к усилению которого правительство недавно приняло радикальные законодательные меры. Теперь президент может призвать любое число запасников (теоретически – сотни тысяч) без объявления мобилизации, а для уклонистов от призыва предусмотрены драконовские меры. Однако с учётом предполагаемой скоротечности операции на Востоке и отсутствия готовых запасов вооружения, призыв резервистов – это скорее политический шаг устрашения.

100-110 тысячам атакующей группировки ВСУ ЛДНР могут противопоставить около 28-30 (по штатам – до 40) тысяч бойцов корпусов народной милиции, сведенных в 11-12 соединений бригадного уровня, несколько отдельных полков, батальонов и эквивалентных им воинских частей (мотострелковых, танковых, артиллерийских, зенитных и пр.).

О мобилизационных планах непризнанных республик информации в открытом доступе не публиковалось. Однако в любом случае их можно не учитывать при оценке быстротечных боевых действий.

Моральное состояние

Идейно бойцы обеих сторон, вероятно, достаточно мотивированы на противостояние. И там, и там на линии соприкосновения находятся контрактники, призывников нет. Степень неприятия противной стороны и ожесточение достаточно высоки.

Явный недостаток украинской стороны – низкий уровень дисциплины военнослужащих. Недавно информационное пространство всколыхнуло видео самоубийства 20-летнего солдата в казарме близ села Золотое под Донецком (выстрелил себе в голову очередью из автомата, находясь под воздействием наркотиков и подначиваемый сослуживцами). Общее число небоевых безвозвратных потерь в зоне ООС, как признало украинское командование, превосходит число боевых.

Отношение между военнослужащими во многом недружественные: солдаты часто вступают в конфликты и драки между собой, а иногда – и с офицерами. Последние не заботятся о подчинённых. Боевые потери (когда они были более многочисленными) часто списывали на небоевые, чтобы не выплачивать родственникам погибших компенсации. Теперь, в период относительного затишья, бывают обратные случаи: небоевые потери списывают на боевые для обвинения противоположной стороны. Так, недавнюю гибель четырёх военных на собственном минном заграждении под Шумами выдали за последствия обстрела со стороны ДНР, которого на самом деле не было.

В вооружённых формированиях ЛДНР другая проблема: большая, чем в ВСУ, утрата боевого опыта. Бойцов-пассионариев 2014-2015 осталось мало. Из-за жёсткого запрета отвечать на провоцирующий огонь ВСУ солдаты теряют или не приобретают опыт и утрачивают моральный дух.

По неофициальным данным, уровень некомплекта в корпусах гораздо больше заявленного, особенно в передовых подразделениях. Линия обороны редкая и чрезвычайно растянутая – прорвать её превосходящими силами не составит труда.

С боевой подготовкой не всё в порядке и в ВСУ. Учения бригадного уровня проводятся редко. Зато войска находятся на хорошо оборудованных укреплённых позициях.

Танки, бронемашины и средства борьбы с ними

Основной ударный кулак украинской армии на Донбассе – 1-я и 17-я отдельные танковые бригады, в которых имеется до 100 новых танков Т-64БМ «Булат» и несколько Т-80У «Оплот». Всего же в ВСУ остаётся до 1000 танков, преимущественно старых советских: Т-64, Т-80 разных модификаций, меньше – Т-72 и полностью устаревших Т-62.

Из лёгкой бронетехники в украинской армии – около 200 бронетранспортеров БТР-70, 100 – БТР-80, небольшое количество новых БТР-3 и БТР-4Е «Буцефал». Есть более 100 боевых машин пехоты БМП-2 и модернизированных БМП-1.

Больше всего – около 400 – старых лёгких разведывательно-дозорных машин БРДМ-2, не приспособленных для перевозки пехотного десанта. Из новых бронемашин в войска поступило 40 «Козак-2М», 200 – «Варта», а также несколько десятков бывших в употреблении бронированных британских «Ленд Роверов» и американских «Хаммеров». Боевая ценность всех этих лёгких броневиков в наступлении невелика – они годны лишь для разведки и патрулирования.

Из средств противотанковой борьбы имеются ПТРК советской разработки «Фагот», «Метис» и «Конкурс» и, в незначительном количестве, их аналоги украинского производства «Стугна-П», «Барьер» и «Скиф». Также есть 35 американских ПТРК «Джавелин», примерно аналогичных по характеристикам «Конкурсу», но более новые по году производства. Последний раз их видели в 2019 году на Яворивском полигоне во Львовской области.

В украинской армии также есть до полутысячи (считая хранящихся на складах) 100-миллиметровых гладкоствольных противотанковых пушек МТ-12 «Рапира». Их эффективность против современных (начиная с Т-64) танков с активной защитой близка к нулю, скорее это – пушки корпусной артиллерии.

Такие же ПТРК советского производства и «Рапиры» находятся на вооружении и корпусов народной милиции ЛДНР в несколько меньшем числе. Из боевых машин корпуса ЛДНР могут противопоставить около 650 танков и 300 единиц лёгкой бронетехники. Тоже немало, но новых образцов там почти совсем нет, а техническое состояние техники очень плачевное. По неофициальным данным полностью боеспособна примерная одна третья часть техники, ещё столько же требуют ремонта разной степени, а треть – годна только на списание.

Пушки и ракеты

В 19 артиллерийских бригадах ВСУ и на складах имеется свыше тысячи тяжёлых самоходных артиллерийских установок «Мста-С», «Гиацинт», «Акация» (все 152 мм) и «Гвоздика» (122 мм). Есть 13 готовых к бою сверхтяжёлых (203 мм) «Пионов». Ещё 80 таких САУ подготовлены к расконсервации на складах. Число стволов буксируемой артиллерии 100, 122 и 152-миллиметрового калибра исчисляется сотнями.

На донецком направлении из этого количества может быть сосредоточено до 500 стволов. Хотя более-менее новых среди них немного – 35 самоходок «Мста» и 30 купленных у чехов 152-мм колёсных самоходок «Дана», вооружённых тем же орудием.

Но в целом в артиллерии скорее стоит вопрос не нехватки орудий, а могут ли ВСУ использовать такую её массу. Кроме того, после многочисленных пожаров военных складов на горизонте маячит проблема нехватки снарядов, производства которых на Украине нет.

Кроме ствольной артиллерии, в украинских войсках имеется несколько сотен 122-мм реактивных систем залпового огня «Град», примерно по 80 – тяжёлых 220-мм «Смерч» и сверхтяжёлых 300-мм «Ураган», 90 оперативно-тактических ракетных комплексов «Точка-У». На донецком направлении сосредоточено до 250 РСЗО и ОТРК.

Этой массе стволов и ракет противостоит более 500 артиллерийских систем и 200 РСЗО «Град» корпусов ЛДНР. Несомненное превосходство, особенно в самоходной артиллерии и тяжёлых ракетах, на стороне ВСУ.

Авиация и ПВО

ВВС Украины сейчас имеют в составе 14 бомбардировщиков Су-24, 31 штурмовик Су-25, 34 тяжёлых истребителя Су-27 и 37 лёгких МиГ-29 (включая учебные самолеты). Боевая подготовка лётчиков невысока – средний налёт 60 часов в год (в РФ – 120, в среднем по НАТО – 180 часов в год), но она, несомненно, есть.

Кроме того, у Украины имеется 30 тяжёлых военно-транспортных вертолётов Ми-6, 14 – Ми-9 (воздушный командный пункт на базе Ми-8), какое-то количество лёгких устаревших Ми-2. Ударных вертолётов (Ми-24, Ми-8) в строю нет. Техническое состояние вертолётного парка после прекращения сопровождения со стороны головных организаций в России – плачевное.

Однако теперь Украина имеет беспилотники, в том числе 12 ударных «Байрактаров» турецкого производства (6 – у армии и 6 – у флота). Кроме того, есть большое число малых (размером с крупную авиамодель) разведывательных БПЛА, подаренных США: 72 – «Рэйвен» и около 15 – «Спектатор».

В 2014 году у Украины не было такого количества самолётов, готовых к бою, а тем более – беспилотников. У ЛДНР ВВС нет совсем. Т.е. господство ВВСУ в воздухе при наступлении на Донецк может быть сорвано только средствами ПВО, а это почти недостижимая задача.

ПВО обеих сторон конфликта – полностью старое советское. Это старые ЗРК и артиллерийские зенитные комплексы. Многие из них вполне функциональные для локальных конфликтов. По числу, безусловно, впереди ВСУ. Однако есть неуточнённые данные о наличии в корпусах ЛНДР новых средств радиоэлектронной борьбы российского производства, безальтернативно подавляющих беспилотники и другое вооружение.

Политический аспект

Несмотря на кажущуюся сложность, здесь всё предельно просто. Заявления политиков лишь маскируют сущность конфликта. Нынешнее обострение на востоке Украины на 90% вызвано желанием США втянуть РФ в крупный конфликт с Украиной. И на этой основе (Россия-агрессор напала на бедную беззащитную Украину!) всё-таки заставить сопротивляющуюся Германию отказаться от достройки газопровода «Северный поток-2», всучив ей вместо дешёвого российского природного газа американский дорогой сжиженный газ.

В этом смысле неважно, действует ли правительство Зеленского по прямой указке США или угадывает желания своих патронов. Самое интересное, что Америку устраивает совершенно любой исход конфликта: от захвата Донецка и Луганска Украиной до (теоретически) захвата Киева ВС РФ. Лишь бы обвинить Россию в агрессии и заставить ФРГ отказаться от достройки «Северного потока-2». Судьба Украины как страны, её политического класса и, тем более, населения, США совершенно не беспокоит. Точнее, они просто не замечают и не учитывают в своих планах существование таких политических субъектов и общностей.

На 10% обострение выгодно правящей власти Украины, олицетворяемой Зеленским и партией «Слуга народа». Власть пытается списать на войну своё полное фиаско в социально-экономической политике и отстаивании национальных интересов.

В трудной ситуации оказалась Российская Федерация, более 7 лет упорно уклоняющаяся от решения украинской проблемы. Окрепший майданный режим под кураторством США поставил РФ в положение цугцванга, когда явно хороших ответных ходов у России не осталось. Сдать Донбасс Украине тождественно стратегическому геополитическому поражению, создающему предпосылки для потери и Крыма. Защитить Донбасс – вступить в прямой конфликт с боготворимым Западом, что для нынешней России также означает почти самоотрицание.

РФ пытается и дальше уклоняться от принципиальных решений с помощью паллиативных мер. Демонстративная переброска войск в Крым вместо того, чтобы испугать Зеленского, создаёт идеальные условия для обвинения России в развязывании возможного будущего обострения на Донбассе.

Положительного исхода эта ситуация, как представляется, не предполагает. Кто-то из геополитических акторов должен будет понести ответственность и принять на себя политические издержки. Или РФ согласится на капитуляцию перед США и сдаст Донбасс, или же будет вынуждена разгромить Украину и рассориться с Западом, сохранив геополитический статус великой державы. Преимущественно прозападной российской элите очень хочется избежать этого выбора, но, как представляется, возможности для уклонения и лавирования почти исчерпаны.